В Беларуси репрессии затронули даже подростков

Насилие, угрозы и тюремные сроки — так белорусские власти борются с подростками и их родителями, проявляющими инакомыслие и участвующими в акциях протестах. Подробности сообщает DW.

Международная правозащитная организация Amnesty International (AI) считает, что белорусские власти прибегают к угрозам, преследованию и запугиванию детей. Некоторым детям даже грозят годы тюремного заключения, отмечается в исследовании AI.

Еще в сентябре региональный директор ЮНИСЕФ по Европе и Центральной Азии Афшан Хан заявила, что «Детский фонд ООН обеспокоен многочисленными сообщениями о чрезмерном применении силы сотрудниками правоохранительных органов во время протестов и в местах содержания под стражей, в том числе в отношении детей». DW собрала несколько историй о преследовании несовершеннолетних в Беларуси по политическим мотивам.

Подростку пришлось бежать из Беларуси

«Тимур жив, на свободе и в безопасности», — написал в середине января на своей странице в Facebook руководитель фондов помощи BY_help и BYSOL Андрей Стрижак. Речь о несовершеннолетнем Тимуре Мицкевиче. После избиений и пыток силовиками 12 августа подросток оказался в реанимации, врачам пришлось ввести его в медикаментозную кому.

3 сентября Мицкевича вызвали на допрос в Управление Следственного комитета (СК) по Минску. По мнению следователей, подросток участвовал в массовых беспорядках 10 августа на улице Притыцкого и был причастен к вооруженному нападению на водителя грузового автомобиля МАЗ. Во время одного из допросов Мицкевичу стало плохо, и он снова попал в реанимацию. Через несколько дней Тимур исчез из больницы. О нем ничего не было известно более четырех месяцев. В середине января на странице Мицкевича в Instagram появилось его фото с подписью «Живой. Жыве Беларусь!»

На снимке: Протесты в Минске, 10 августа 2020 года.

Позже пост о Мицкевиче опубликовал Андрей Стрижак: «Парня пытали силовики, потом он попал в больницу, откуда ему удалось бежать и залечь на дно. Потом была большая детективная операция, в которой приняли участие десятки человек, и я рад, что причастен к этому большому делу. За время, пока парень был в бегах, к сожалению, умерла его мать. Для помощи семье было собрано более 9000 евро, которые теперь будут распределены между детьми». Как стало известно DW, сам Тимур Мицкевич и его семья отказываются общаться журналистами.

«Сын боялся, что его могут убить»

В одной школе с Мицкевичем учился 17-летний Петр Кирик. В августе он тоже пострадал от действий силовиков, а сейчас подростка вместе с матерью регулярно вызывают на заседания комиссии по делам несовершеннолетних. Первый раз Кирика задержали 12 августа. Его вначале избили омоновцы, а потом несколько часов допрашивали в РУВД. «Сын боялся, что его могут убить. Как такое возможно: задержать подростка якобы за административное правонарушение и избивать его? Петр говорил, что он несовершеннолетний, у него постоянно звонил телефон. Никто не отвечал, позвонить тоже не разрешали», — возмущается мать юноши Вероника.

На снимке: Петр Кирик.

В сентябре комиссия по делам несовершеннолетних вынесла Кирику предупреждение за участие в несанкционированном массовом мероприятии. Адвокат обжаловал решение, оно было отменено. Но на днях, после очередной доработки материалов, предупреждение подростку вынесли снова. 6 декабря Кирика задержали во второй раз.

«В тот день в районе станции метро «Пушкинская» силовики хватали всех подряд. Сына с другом военные остановили в подземном переходе, — рассказывает Вероника. — В протоколе, поскольку Петр был задержан повторно в течение года, написали «неповиновение сотрудникам правоохранительных органов».

Недавно состоялось очередное заседание комиссии по делам несовершеннолетних, материалы отправили на доработку. Между тем уголовное дело об избиении Петра Кирика силовиками до сих не возбуждено.

Подросток-политзаключенный из Жлобина

Два года воспитательной колонии дали 17-летнему жителю города Жлобин (Гомельская область) Виталию Прохорову. По версии следствия, во время протестов 10 августа он «швырнул не менее одного камня в автозак, чем причинил материальный ущерб автомобилю». Сам подросток говорил, что камней не бросал, а только хотел похвастаться в интернете, что разбил стекло автозака.

На снимке: Виталий Прохоров.

В тот же вечер Прохорова задержали и избили силовики. «Его задержал ОМОН, избивали, привязывали к стулу. Сына забрали около 8 вечера, но только около 12 позвонили отчиму. Все это время они над ним издевались. Виталий вышел из милиции хромая, неделю после этого он заикался», — вспоминает мать подростка Алеся. Видеоролик, в котором Прохоров говорит, что бросал камни в автозак, выложили в сеть 26 августа, а уже на следующее утром домой к подростку пришли с обыском.

По словам Алеси, она с самого начала решила, что на контакт со следствием семья не пойдет: «Сын несовершеннолетний, я его одного никуда не пускала. Я была против того, чтобы он давал показания. Конечно, это их злило. В итоге решили посадить меня: пришли с обыском, конфисковали всю технику, задержали на 72 часа — якобы за оскорбление начальника милиции».

Женщина делится, что до суда сын был дома, продолжал учебу в колледже, приговор для семьи стал шоком: «Нет никаких улик и доказательств: ни ДНК, ни отпечатки пальцев не совпали, никто из свидетелей не видел, что мой сын бросал камни и разбил стекло в автозаке. Кроме того, никто из силовиков не пострадал, не было даже царапин, но на суде они сказали, что боялись за свою жизнь». Правозащитники признали Виталия Прохорова политзаключенным.

Источник: Татьяна НЕВЕДОМСКАЯ