Особое мнение: Не надо иллюзий — Лукашенко сам никогда не уйдет

Беларусам нужно настраиваться на долгую и жестокую борьбу, на лишения и потери, и не питать никаких иллюзий, что Лукашенко вдруг скажет: «я устал, я ухожу», считает доктор политологии Павел Усов.

Свое мнение о том, когда уйдет Лукашенко, Павел Усов изложил в своем телеграм-канале.

«Честно говоря, я не понимаю на чем базируются утверждения о том, что Лукашенко уйдет весной (хотя уже весна). Ранее утверждалось, что он уйдет осенью, потом — к новому году. Теперь вот весной (стоит уточнить, календарной или астрономической).

Я также не наблюдаю острого системного кризиса в функционировании режима как в центре, так и на местах. Аппарат террора и репрессий работает исправно. 

«Депутаты» штампуют «новые законы», а «суды» приговоры. Массового оттока, который мог бы парализовать систему, не произошло. Более того, аппарат террора успешно рекрутирует юных адептов, которые без тени сомнения участвуют в показательных расправах («судьи»,» прокуроры», «учителя»,» чиновники»). 

Даже чистки в отдельных сегментах управления пока не отражаются на устойчивости государства. 

Я считаю, что общество нужно настраивать на долгую и жестокую борьбу (противостояние), на лишения, на потери, а не кормить его иллюзиями и надеждами. Если бы все было так волшебно-просто, то Лукашенко ушел бы 9-14 августа. Лукашенко, как любой диктатор, сам не уйдет, его можно только свергнуть. 

Сомневаюсь, что после того, как страна была залита террором и кровью, Лукашенко скажет: «я устал, я ухожу». И нужно понимать, что в этом участвовали десятки тысяч людей. Это также касается транзита власти. Транзит в условиях террора невозможен. 

Не верю я м в «планы» Кремля по смещению Лукашенко, по крайней мере в ближайшей перспективе, тем более, что российские проекты ничего хорошего для Беларуси не сулят. Ни в каком виде. 

Только национальное движение и свержение диктатора. А это, как мы видим, требует огромных усилий, мобилизации всех социальных и политических ресурсов общества. И, прежде всего, психологическая готовность к этому. 

Также нужно понимать, что чем дольше Лукашенко будет удерживать власть в условиях кризиса, тем увереннее он будет себя чувствовать, тем эффективнее будет работать система террора. 

Каждый день пребывания у власти укрепляет его позиции и психо-политическое преимущество над оппонентами. На март 2021 года государственная система более устойчива, чем в августе 2020. И это нужно понимать, а не ждать чуда. 

Террор — увы, это не слабость, и не страх, как это пытаются показывать в независимых СМИ, это способность авторитарной системы ликвидировать угрозы, противодействовать общественному давлению. 

Лукашенко зависим от системы и ее эффективности, как и система зависима от него. Если репрессивный аппарат (штат: от боевиков до «депутатов»-администраторов) теряет уверенность в командном центе, не чувствует власти, он начинает распадаться. Работа системы будет частично или полностью парализована. 

Высшее проявление авторитарной власти — насилие, как совокупность психологических и политических факторов, начиная от решимости приказать, заканчивая готовностью выполнить приказ вопреки здравому смыслу, морали и закону. 

И наоборот, когда диктатор видит, что система не реагирует на команды, штат перестает функционировать, тиран теряет власть, так как не может более управлять.

Более того, у членов системы сложился особый тип сознания: сочувствие и исполнение. Встречалось это не раз, когда чиновник-силовик будет смотреть в глаза и сочувственно говорить, что он все понимает, что Лукашенко козел и т.д., и при этом продолжает ретиво выполнять идиотские приказы и установки, которые способствуют усилению и жизнеобеспечению системы. 

При этом может быть целый ряд самых разнообразных оправданий: «ну я же только выполняю приказы», «у меня же семья», вас не вышел миллион» и т.д.

Пока человек находится в системе, на зарплате, он так или иначе будет элементом репрессий и давления, он запрограммирован на это. Только выйдя из системы человек перестает быть предметом. 

Понятно, что обществу необходимы позитивные сигналы, оно должно видеть и чувствовать сдвиги слабости режима. 

Они есть: сам факт полувоенного состояния, режим террора и изоляции, неистовой пропаганды, хаотический поиск экономических резервов, поступательные изменения в сознании общества, полное отчуждение правящего класса.

Все это глубинные системные сдвиги, которые в итоге приведут к разрушению системы. И только разрушение системы станет концом режима Лукашенко. 

Но этого не произойдет нынешней весной…