«Пострадавший» гаишник требует компенсацию — 20 000 рублей

Суд Заводского района города Минска в лице судьи Геннадия Янковского 25 февраля начал рассмотрение уголовного дела в отношении 37-летнего инженера-строителя Алексея Стерликова.

Обвиняют его в части 2 статьи 363 УК РБ (Сопротивление сотруднику органов внутренних дел при выполнении им обязанностей по охране общественного порядка, сопряженное с угрозой применения насилия). 

Обвиняемый вину не признает (а точнее, как он выразился, признает ее по части 1 данной статьи — то есть “сопротивление без умысла применения насилия”). 

События произошли 23 сентября 2020 года — в тот день Стерликов пытался уехать от людей в камуфляжной форме, но при задержании его избили в машине.

В зал судебного заседания он доставлен под конвоем. «Потерпевшим» по делу признан инспектор ГАИ Максим Завадский. За процессом следит ПЦ «Вясна«

Государственное обвинение

23 сентября 2020 года в 23.55 Стерликов, управляя автомобилем, двигаясь по встречной полосе, вблизи проспекта Держинского (Минск), не подчинился лейтенанту милиции Завадскому, выполнявшему обязанности по охране общественного порядка, который требовал остановить транспортное средство. 

Далее, 24 сентября в 00 часов по улице Разинской, 59 не подчинился требованиям остановить машину и, начав движение задним ходом, совершил наезд на Завадского. От этого у Завадского повредилось форменное обмундирование и остался кровоподтек на плече, несколько ссадин.

«Потерпевший»

Максим Завадский работает инспектором ГАИ с марта 2020 года. В ходе судебного заседания он отметил, что у него после этого инцидента осталась также порванной связка на ноге. Он пролежал сутки в госпитале, а затем ушел на больничный лист. 

Во время судебного процесса он подал гражданский иск о материальном возмещении морального вреда размером в 20 000 беларусских рублей. Размер такой суммы потерпевший объяснил следующим образом: «Жизнь моя бесценна».

Алексей Стерликов не согласился с таким иском: «Я допускаю, что потерпевший может заявлять иск, но — в разумных пределах».

Завадский не помнит, когда точно заступил на службу 23 сентября — то ли в 15, толи в 16, то ли в 18 часов. Время из постовой ведомости тоже не помнит. Правда, в трех протоколах указано, что он заступал на службу в 11 часов. 

В тот день его команда (кроме Завадского, там были Иващук и Ваненкобортовой номер служебного автомобиля — 708) получила сообщение о том, что на пр-те Держинского блокируется автомобильное движение. 

По прибытию туда они увидели, люди в камуфляжной форме окружили Фольксваген. Водитель развернулся и стал ехать по встречной полосе. Команда Завадского совместно с еще одним экипажем ГАИ (под предводительством сотрудника Шароха, бортовой номер 703) принялась его преследовать. 

Водитель не подчинился, «увеличивал скорость и пытался уйти от погони». Задержан он был на улице Разинской — в какой-то момент Фольксваген тронулся задним ходом, «считанные секунды» и — наезд на Завадского. За рулем и находился Стерликов вместе со своей женой Татьяной. Она была допрошена в зале судебного заседания в качестве свидетельницы.

Что же тогда случилось? Версия жены Стерликова

В тот день Стерликовы отмечали маленький семейный праздник в бильярдном клубе. Возвращаясь по пр-ту Держинского домой, они встали в пробку.

«Несколько белых бусов перегородили все полосы дороги, — рассказала Татьяна в суде. — Бежали какие-то люди с дубинками в руках. Я увидела, что сзади нас уже две машины избивают. И тут — сбили наши боковые стекла. Мы тронулись. 

В лобовое стекло прилетел удар. Остановились. Нашу машину стало избивать большое количество людей. Их количество увеличивалось (позже Татьяна уточнила, что их было человек 30 — Прим.) Стекло летело в лицо, в глаза. Периферическим зрением видела, что мужа бьют. Благо, мы были не пристегнуты — и поэтому нас не смогли достать».

Фольксваген тронулся — но Татьяна не может отметить, куда они ехали: их лобовое стекло было полностью белым от повреждений, кроме того она пыталась снять свой кроссовок, куда угодил осколок стекла. Боковых стекол у автомобиля уже не было.

Перед задержанием Татьяна помнит, что какой-то мужчина в черном направил на нее пистолет, сопроводив это грубой нецензурной бранью. Она отвечала, что не сопротивляется. В этот момент ее мужа уже избивали (били его и во время маневра с задним ходом машины). Татьяну уложили на землю. А ее муж с тех пор находится под стражей.

После произошедшего семья Стерликовых встречалась с «потерпевшим» Завадским, чтобы поинтересоваться его здоровьем, принести извинения. Однако тот решил действовать через суд.