Особое мнение: Транзит власти начался

Это история о том, что если «президентом» будет не Александр, то все равно кто-то с той же фамилией.

«Сегодняшняя рокировочка на «выборах» президента Национального олимпийского комитета (НОК), где Лукашенко-старшего сменил другой Лукашенко, а именно – Виктор, достаточно знаковое событие, — пишет основатель «Сильных новостей» в своем Телеграм-канале.

Можно даже сказать, что в Беларуси начался «транзит власти» в том виде, в котором его и понимает нынешняя верхушка этой самой власти.

Общеизвестным фактом является то, что в Беларуси, с момента прихода на президентский пост Лукашенко, других президентов не было. Это в других странах есть президенты компаний, советов директоров, фирм и организаций. 

А у нас есть специальные законы, которыми регулируется, что должность «президент» есть только у, собственно, главы государства, а также – в НОК. И оба «президента» у нас всегда были в одном лице – Александра Лукашенко.

Действующий белорусский правитель – это политик, мотивацию поступков которого очень сложно (если не невозможно) понять логикой. Но психологические мотивы играют в них одну из первых, если не ведущую, роль. И среди этих мотивов не последнюю роль занимает символизм.

Например, не так давно, через «сливы» видео силовиков, в информационное пространство просочились позывные, которыми он пользуется: «Первый» и «Восток». С «Первым» вроде все понятно – так и их Телеграм-канал называется: первый президент, первое лицо, все такое. 

Но почему «Восток»? Из-за приверженности интеграции? Да вот не совсем. Дело в том, что в психологии людей той эпохи «Восток» — это фактический синоним слова «Первый». Именно так назывался корабль, на котором впервые в истории человечества отправился в космос первый космонавт Юрий Гагарин. 

Для людей, встретивших это ошеломляющее для того времени событие в детском возрасте это – мощнейший психологический якорь. Вот и «Восток», потому что — первый.

Со словом «президент» у нас в стране похожая ситуация и своеобразное к нему отношение: фактическая приватизация и полная монополизация.

Исходя из того, что они сделали на «выборах» руководства НОК, ничего этого делать было просто не нужно. 

Пару месяцев назад Международный олимпийский комитет ввел санкции в отношении руководства Национального белорусского, и санкции эти напрямую касались как президента НОК (Александра Лукашенко), так и вице-президента (Виктора Александровича Лукашенко). 

Поставить Виктора со второй позиции на первую – с точки зрения логики и прагматических мотивов смысла в этом нет никакого: одно подсанкционное лицо заменяется другим, таким же. Можно было дальше оставаться самому, раз такой сильный принцип.

Однако если посмотреть на это с точки зрения отношения к должности «президента», как к собственности, то мы видим явную демонстрацию абсолютно недвусмысленных планов. 

Это история о том, что если «президентом» будет не Александр, то все равно кто-то с той же фамилией. И это не просто демонстрация. С учетом того, что практического смысла в этой замене не было, это – жест, четкий месседж: плевали мы на ваши санкции, президента с другой фамилией здесь не будет.

Кстати, по соцсетям разлетается версия, что таким хитрым способом, мол, хотели просто Виктора убрать с должности помощника по Нацбезопасности. Теперь, мол, он не имеет права там находиться.

По мне, это достаточно странное утверждение, с учетом того, что, если уж смотреть на законы, на той должности Виктор изначально не должен был находиться: законом запрещено прямое подчинение близких родственников на госслужбе.

Он занимал эту должность вопреки всяким законам, и никто бы не придумывал таких сложных схем для того, чтобы его этой должности лишить.

Мне кажется, что те, кто считает, что Лукашенко передвинул Виктора в НОК, чтобы избавиться от него в Совбезе, якобы за нелояльность, в данном случае выдают желаемое за действительное.

Трудно представить себе, чтобы правитель не нашел другого способа лишить сына должности за личную нелояльность, кроме как уступить одну из своих.