О чем молчат сочинские переговорщики?

Лукашенко взял курс на затяжку времени, однако Беларуси очень нужны деньги.

 “Лукашенко приедет аж $3 млрд просить”. Нет, я не еду туда чего-то просить”, – сказал Лукашенко накануне переговоров с Путиным, которые прошли 22 февраля в Сочи.

Если он летал не за деньгами, то за чем?

-Ситуацию можно охарактеризовать очень коротко: чем хуже дела, тем больше собраний, встреч и слов, -говорит бывший кандидат в президенты Владимир Гончарик. – Оценивая результаты встречи Путина и Лукашенко, то я бы поддержал оценку «Московского комсомольца»: весьма обыденная встреча. Во-первых, переговоры, длившиеся шесть с половиной часов, говорят о том, что они были не подготовлены. А по сути, думаю, разговор свелся к экономике: нужны деньги. Сама постановка вопроса о строительстве нового азотного комбината в Гродно и просьба дать Газпрому разрешение на строительство говорит о многом.

Обращает на себя внимание, что затрагивался и вопрос о злополучных дорожных картах дальнейшей интеграции. Лукашенко пришлось оправдываться за упреки Медведева, прозвучавшие еще до встречи.

Безусловно, обсуждались вопросы налогообложения, военного сотрудничества.

Пришло время платить по союзным счетам?

-В принципе, да. Сегодня ситуация такова, что для выплаты процентов по кредитам нужны новые кредиты. Упоминание о поддержке крупных предприятий (а внутренний долг вырос, естественно, выросли долги крупных предприятий) наводит на мысль, что Лукашенко и Путин обсуждали судьбу крупных белорусских предприятий.

Лукашенко пришлось объясняться. В Кремле неоднократно заявляли, что поддерживают конституционную реформу в Беларуси. Но конституционная реформа затягивается, даже на Всебелорусском собрании говорилось: год на разработку Конституции, референдум, а дальше – сплошная непонятка. Речь о досрочных выборах уже даже не идет. Лукашенко взял курс на затяжку времени. Думаю, Лукашенко пришлось объясняться, потому что в свое время он обещал Путину досрочные выборы.

-Только объясняться?

-А что еще можно предположить? Серьезные договоренности, которые могли быть восприняты обществом, наверняка были бы озвучены. Видимо, по большому счету сказать просто нечего.

Источник: «Беларуская праўда»