Модный приговор с особым цинизмом

Решение Брестского областного суда поражает своей закономерностью.

Убитого Геннадия Шутова (на снимке) признали виновным в сопротивлении лицу, одетому в штатское, вооруженному огнестрельным оружием и, согласно показаниям свидетеля, не представившемуся по форме.

Это абсолютно в тренде нашего правосудия последнего года. Пострадавший всегда виновен. Тебя били? Виновен! Плати штраф! Тебя били и тебе угрожали? Получи свои годы – не сутки, годы заключения!

В случае с убитым Шутовым его, правда, освободили от наказания. Потому что в этом случае, боюсь, исполнение наказания пришлось бы поручить архангелам. А те могли бы не согласиться с приговором. Поэтому, наверное, судья решила не рисковать и не доводить дело до высшей – во всех смыслах слова – инстанции.

Но трагическая ситуация с убитым безоружным человеком, признанным виновным де факто в собственной гибели, напоминает мне еще одну историю. 

Помните, есть знаменитый мюзикл «Чикаго»? Там, находясь за решеткой, женщины-убийцы, расправившиеся кто с мужем, а кто с любовником, рассказывают друг другу собственные истории. Великолепный речитатив у каждой сменяется рефреном:

– Он сам нарвался! Он сам нарвался!

Государство в лице прокуроров, судей, свидетелей и даже убийц, вольных или невольных, говорит убитому:

– Ты сам нарвался!

Только в «Чикаго», карикатурном изображении правосудия в Америке 1930-х годов, Фемида иногда действительно оказывается слепой и бесстрастной, и убийца будет вынуждена пройти свой последний путь к наказанию. А в Беларуси она смеется над теми законами, которые сама же писала и которым должна следовать.

– Ты сам нарвался, – захлебывается она в издевательском смехе. – Ты виновен! Ты, а не те, кто тебя убил и кто отдал приказ, по которому твоя насильственная смерть стала возможной! Ты!

Мы уже прошли через посмертное обвинение Романа Бондаренко в пьянстве и проходим через суд над врачом и журналисткой, осмелившимся – подумать только! – сказать вслух правду. 

Сейчас мы прошли еще более высокую стадию государственного цинизма. Дело Геннадия Шутова войдет в учебники по юриспруденции как пример этого цинизма. Пример яркий и незабываемый.

В нем был только один момент, заслуживающий еще большего внимания. Фемида назвала по именам всех причастных к случившемуся. Заканчивая офицером, нажавшим на курок, и начиная высокими чинами в больших погонах, отдавших приказ, согласно которому этот выстрел стал возможен и почти неизбежен. 

И в этом тоже был особый цинизм. Мы сняли балаклавы, потому что мы уже ничего не боимся. Да, мы (генералы) не приедем на суд давать показания, не примем участия в спектакле. Но мы не считаем отданные приказы преступными, а возможность восстановления справедливости – сколько-нибудь высокой. 

По крайней мере, в данном конкретном случае.

Хочется верить, что они ошибаются. И выступать на новом суде по делу об убийстве Геннадия Шутова – как и по делу об убийстве Александра Тарайковского, и по делу об убийстве Романа Бондаренко – все-таки придется.

Я верю в это, потому что верю в справедливость.

Александр ФЕДУТА, «Белсат»