Особое мнение: Лукашенко для Москвы слишком проблемный для «углубления интеграции»

Пока политический кризис в Беларуси не разрешен, остается большое количество ограничений для развития двустороннего сотрудничества.

 Владимир Путин и Александр Лукашенко 22 февраля в Сочи говорили один час до катания на лыжах и шесть с половиной часов после спортивных упражнений. Прессе не было сообщено о неких судьбоносных решениях, Путин подтвердил статус Беларуси как стратегического союзника России, Лукашенко сообщил, что интеграция прогрессирует — осталось доработать 6-7 дорожных карт (в сентябре посол РБ в РФ Владимир Семашко приводил меньшее количество карт), правда, самих карт стало больше — 33 вместо 31-й.

Директор Института политических исследований «Палітычная сфера», доктор политических наук Андрей Казакевич в комментарии

Thinktanks.by отмечает, что в экспертном сообществе накануне встречи Путина и Лукашенко не было ожиданий прорыва в белорусско-российских отношениях, «по большому счету, обе стороны не готовы к таковым прорывам». 

«По крайней мере, пока политический кризис в Беларуси не разрешен, остается большое количество ограничений для двустороннего сотрудничества, это касается и углубления интеграции, и возможной приватизации белорусских предприятий, — сказал Андрей Казакевич. — Обсуждение этих вопросов, принятие решений усложняются на фоне того, что все-таки в Беларуси сохраняются очень высокие протестные настроения, даже несмотря на то, что сама протестная активность — ее видимые проявления — в зимний период спала». «Поэтому от этой встречи Лукашенко и Путина действительно ничего не приходилось ожидать, хотя отдельные источники, телеграм-каналы и политики пытались как-то накрутить ситуацию, но почвы для этого не появилось — никакой конкретной информации о действительно существенных решениях не было. Понятно, что обсуждались какие-то планы на будущее, возможно, какие-то сценарии развития событий, но, в конце концов, это регулярно происходит, но прорывных вещей на повестке дня не было», — отметил политолог.

Нелегитимность осложняет

По мнению Андрея Казакевича, основной проблемой для Москвы в развитии отношений с Минском является непризнание Александра Лукашенко легитимным правителем «значительной частью мира, да и большой частью белорусского общества, очевидно, большинством». «Тут два пути — или новые выборы, или время, затягивание ситуации в надежде на затухание протестов и успокоение общества. Москве важно разрешение этой проблемы — только тогда можно реализовывать какие-то интеграционные инициативы», — считает политолог. «Если продавливать их сейчас и даже если их достичь, появится еще больше проблем и вопросов. Новые договоренности, новые статусы не будут признаваться з одними странами, возможны новые санкции в отношении России. Как проводить приватизацию, если на все предприятия, которые будут в этом процессе, могут быть наложены санкции. Да и не исключена вероятность после смены власти в Беларуси отмены или пересмотра всех этих соглашений. То есть не самый лучший фон для продуктивных переговоров, поэтому интеграционного энтузиазма у России сейчас и не наблюдается. Кроме того, у Москвы сейчас очень много своих экономических и не только проблем», — сказал Андрей Казакевич. Кроме того, по его словам, вся эта интеграционная проблематика уже не настолько важна внутри России, интеграционные инициативы сейчас «не настолько значимы для Кремля, не могут существенно поднять рейтинги и т.д.»

Нет информации и о новых кредитах. «И ранее выданный кредит, и возможный новый, насколько можно понять, увязаны с политической реформой в Беларуси, с референдумом, с изменениями в Конституцию. Тут тоже нет ясности», — отметил политолог.

Что касается дорожных карт интеграции, «большая часть этих карт ничего существенного собой не представляет, а конфликтные и проблемные, видимо, остаются таковыми и по сей день». «Опять же, нет никакой информации, нет никакого ощущения, что дело сдвинулось с мертвой точки. Мы слышим все то же: есть карты, их готовят, они уже почти готовы, но мы их пока не показываем — и это уже не первый год тянется. Ситуация остается неопределенной. Переговоры выглядели штатным мероприятием, без какого-то слишком явного негатива, как бывало; без какого-то нервного напряжения, как это было в сентябре прошлого года, но и без позитива или драйва, который тоже временами бывал на таких встречах», — сказал Андрей Казакевич.

Сергей ЗАПРУДСКИЙ