Особое мнение: Крушение режима Лукашенко будет Майданом в квадрате, если не в кубе

Белорусские и российские эксперты комментируют очередные переговоры Владимира Путина с Александром Лукашенко

22 февраля состоялась не только встреча министров иностранных дел Европейского Союза, но и «саммит без галстуков» глав двух частей так называемого «союзного государства России и Беларуси» – Владимира Путина и Александра Лукашенко.

В первой половине понедельника появились сообщения, что Украина запретила пролетать над своей территорией белорусскому “борту № 1”, которым по-прежнему распоряжается Лукашенко. Поэтому лететь до Сочи ему пришлось кружным путем. 

Заодно в интернет-пространстве появились размышления: что делать Александру Григорьевичу, если страны Евросоюза, не признающие его законно избранным президентом, последуют примеру Киева?

Затем внимание обозревателей переключилось на саммит в Брюсселе, и лишь поздно вечером в понедельник стали известны некоторые подробности сочинской встречи: Путин и Лукашенко были одеты в стиле casual, в перерыве между первой и второй частью переговоров покатались на лыжах и пообедали, а на прощанье тепло обнялись. 

Российские государственные СМИ приводили цитаты из протокольной части встречи (куда пустили журналистов): 

«Россия остается самым крупным торгово-экономическим партнером Беларуси — около 50 процентов. Мы самый крупный инвестор – свыше 4 миллиардов долларов проинвестировано российскими партнерами в белорусскую экономику»; 

«В России большой популярностью пользуются продукты из Беларуси, они всегда качественные и, как правило, свежие, доступные по цене».

Белорусский официоз цитировал Лукашенко: 

«Правительства очень многое сделали. И России, и Беларуси. Они обновили формат. Мне сегодня посол Семашко докладывал, что там, может быть, осталось 6-7 дорожных карт, над которыми наши правительства работают. Все остальные в принципе готовы к подписанию»; 

«У вас уже три зарегистрированных вакцины. И еще в разработке. Мы тоже идем этим путем. К осени мы получим и свою вакцину, специалисты у нас есть».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попыталась выяснить у белорусских и российских экспертов, было ли у сочинской встречи какое-либо реальное содержание помимо дежурных фраз и протокольных снимков.

«Лукашенко пообещал, но теперь он передумал»

Политолог Валерий Карбалевич заметил, что проведение сочинской встречи в тот же день, что саммит министров иностранных дел ЕС, скорее всего – совпадение. Хотя в Брюсселе обсуждали ситуацию и в России, и в Беларуси, поэтому демонстрация единства и дружбы официальных Москвы и Минска вполне могла выглядеть, как очередной «наш ответ Чемберлену».

«Думаю, главный вопрос, который обсуждали на этой встрече, и о котором ничего не сообщалось в официальных СМИ, был вопрос о ревизии тех договоренностей, которые были достигнуты во время встречи Лукашенко и Путина 14 сентября прошлого года», – сказал Карбалевич в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Белорусский эксперт напомнил, что Москва решительно поддержала Лукашенко в его борьбе с протестующим народом, но поставила условие: Лукашенко должен в течение года-полутора осуществить транзит власти в Беларуси. 

«Лукашенко пообещал, но теперь он передумал. Та “дорожная карта транзита”, которую он озвучил на Всебелорусском народном собрании, сильно отличается от тех сочинских договоренностей. Во-первых, время транзита растянуто на более длительный срок, скорее всего – на пять лет, то есть до 2025 года, когда заканчивается нынешняя президентская каденция Лукашенко. 

А во-вторых, оказывается, что это – совсем не транзит. Лукашенко намекнул, что он не собирается уходить из власти. Он собирается остаться, но не на посту президента, а, например, в статусе главы Всебелорусского народного собрания, к которому перейдут важные государственные функции от полномочий президента», – считает Валерий Карбалевич. 

И указывает, что в данном случае Лукашенко, фактически, последует примеру Нурсултана Назарбаева.

«И Лукашенко хотел бы заручиться поддержкой, или, хотя бы непротивлением Путина в реализации этого плана. И у меня такое впечатление, что, в общем-то, Путин особо не возражал. Хотя, подчеркну, что никаких официальных подтверждений этому не было», – заключил Валерий Карбалевич.

«Козырная» дорожная карта касается создания наднациональных органов в «союзном государстве»

Независимый политический обозреватель Роман Яковлевский обратил внимание на два момента сочинской встречи: «Первое – анонсировалось белорусской стороной, что к беседе Путина и Лукашенко за обедом присоединится Дмитрий Медведев. Затем путинский пресс-секретарь Песков это опроверг, и, действительно, Медведева на этой встрече не было».

По мнению собеседника «Голоса Америки», этот факт примечателен тем, что ранее Песков анонсировал, что Путин будет рад услышать от Лукашенко разъяснения по поводу ситуации с «Белгазпромбанком». 

«Имелось в виду, конечно, заявление про “Газпромовских кукловодов”, которые руководили Виктором Бабарико. И вдруг выясняется, что вопросы, связанные с “Белгазпромбанком”, Путин снял. И мы не можем уверенно сказать, по какой причине он это сделал», – добавляет эксперт.

Второй момент, на который обратил внимание Роман Яковлевский, касается пунктов повестки дня встречи относительно будущего «союзного государства». В частности, Лукашенко упомянул о шести-семи картах, требующими доработки. 

«Так вот, 31-я карта, которая не задалась из-за позиции белорусской стороны, является “козырной” – она касается создания наднациональных органов в «союзном государстве». И этому противится Лукашенко, а Путин на этом настаивает. 

Получилось у них в Сочи прийти к соглашению по этому пункту – мы не знаем. Во всяком случае, подход к прессе и не планировался, и не состоялся. Но это не значит, что на таком брифинге не о чем было бы говорить», – отметил белорусский аналитик.

И в конце своего комментария подчеркнул: «Прошла важная информация об участии российской стороны в строительстве второго комбината ОАО “Гродно Азот”. 

Это свидетельствует о том, что, несмотря на желания – нежелания Лукашенко, экспансия российского капитала в Беларусь идет, хотя, может быть не всегда громко. И она заключается в приобретении активов на ряд интересующих российский бизнес предприятий.

Опять-таки, мы не знаем, был об этом разговор, или нет. Но я думаю, что по своей доброй традиции – “по секрету всему свету” – Лукашенко начнет выдавать свою интерпретацию произошедшего в Сочи».

«Крушение режима Лукашенко будет Майданом в квадрате, если не в кубе»

Бизнес-подоплеку встречи Владимира Путина и Александра Лукашенко для Русской службы «Голоса Америки» прокомментировал старший эксперт российского Института экономической политики имени Егора Гайдара Сергей Жаворонков

Прежде всего, он отметил, что окончательно договорится по спорным вопросам участникам встречи не удалось. 

«Косвенно это могут подтвердить слова Лукашенко о том, что из 33 “дорожных карт” осталось согласовать 6 – 7. А для Беларуси, понятно, самый главный вопрос – это так называемый “налоговый маневр в России”. 

По этому плану к 2024 году должны быть ликвидированы экспортные пошлины на нефть и газ, которые составляют примерно треть цены, и которые Беларусь, как член Таможенного Союза с Россией не платит. И российский бюджет вместо них повысит налоги на добычу сырья», – обрисовывает ситуацию Сергей Жаворонков.

Это означает, что при консолидированном (то есть, всех региональных и общегосударственном) бюджете в $15 млрд Беларусь будет терять полтора-два миллиарда долларов в год «по самым консервативным оценкам этого процесса», – подчеркивает эксперт.

В сложившейся ситуации, по мнению Жаворонкова, российскую сторону интересуют два пункта: 

«Первое – белорусская госсобственность и допуск России к ее приватизации. А там есть много интересного: и два основных нефтеперерабатывающих завода – Новополоцкий и Мозырский – и Минскэнерго, и крупнейший производитель алкоголя “Минск Кристалл”, и Минский автомобильный завод, и Минский тракторный завод. И много чего еще, вплоть до одного из крупнейших налогоплательщиков – белорусского филиала МТС».

Второй пункт, интересующий Москву в ее взаимоотношениях с Минском – полное подчинение белорусской внешней политики своей линии в том, что касается отношений с третьими странами. 

«А это – сюжеты с признаниями Абхазии и Южной Осетии независимыми государствами, а Крыма – частью России. В свое время Медведев упрекал Лукашенко: дескать, он обещал это сделать, но обманул. 

Хотя по каким-то международным вопросам Беларусь голосует в ООН синхронно с Россией, а по каким-то нет. Например, Беларусь не вводила продуктовых санкций против Европы», – продолжает старший эксперт Института Гайдара.

И подчеркивает, что Лукашенко всячески пытается избежать выполнения этих условий, а Путин, наоборот склоняет его принять сторону Москвы.

«Есть еще третий сюжет, который публично подтверждал Сергей Лавров. А именно: России было бы интересно создать на территории Беларуси военную базу. А сейчас там существует лишь малюсенькая радиолокационная станция, которая по большому счету не нужна, потому что в Калининграде в десятые годы была построена более современная станция, которая расположена ближе к границам с НАТО.

Но здесь Путину ничего не светит, потому что Лукашенко прекрасно понимает, что если где-то появится российская база с воинским контингентом, то этот контингент как в Крыму может превратиться в непонятных “человечков”, которые занимают государственные учреждения и воинские части. И, конечно, он (Лукашенко) никогда на это не пойдет», – считает собеседник Русской службы «Голоса Америки».

И в конце беседы напоминает, что при всей экономической и политической зависимости Беларуси от России, крушение режима Лукашенко чревато для Путина колоссальными имиджевыми потерями. 

«Можно считать, что это будет Майданом в квадрате, если не в кубе. Потому что Беларусь и этнически, и культурно, и в восприятии граждан России является значительно более близкой страной, чем Украина. 

Если рухнет режим Лукашенко, то выстраивается логическая цепочка: вчера – Киев, сегодня – Минск, а завтра – Москва. И это то, чего Путин постарается не допустить любой ценой. Лукашенко это понимает, потому он столь нахально себя и ведет», – констатирует Сергей Жаворонков.

И подытоживает, что политика «деньги, газ, нефть и все остальное в обмен на поцелуи» будет продолжаться: 

«Лукашенко очень опытен в этих вопросах, он делал это 20 лет при Путине, а до этого еще 5 лет при Ельцине, и я думаю, он не откажется от этой стратегии и далее».