Белорусский врач в Польше: Работы много и никакого прессинга

Врач Валерий Лыщик участвовал в протестах в Гродно, выступал на площади, рассказывал про реальную ситуацию с COVID-19. В декабре 2020 года из-за гражданской позиции он лишился должности заведующего отделением анестезиологии и реанимации № 3 Гродненской университетской клиники. Когда с ним не продлили контракт, он решил изменить свою жизнь.

Валерий Лыщик в гродненской клинике. Фото: grodnonews.by

В 46 лет Валерий бросил карьеру в Беларуси и уехал в Польшу, пишет hrodna.life. Сейчас гродненец работает с коронавирусными больными в одной из больниц города Щитно. Почему решился на переезд и как обстоят дела с COVID-19 в Польше и Беларуси, гродненец рассказал корреспонденту Hrodna.life.

Из заведующего в обычные врачи

Валерий Лыщик 12 лет проработал заведующим отделения в Гродненской университетской клинике. Его назначили на пост при открытии отделения. Свою работу в Гродно врач любил и готов вернуться, но только при смене режима.

«В начале августа я вышел из профсоюзов. Они свои функции не выполняют и не имеют никакого отношения к защите работников. Не поддержали медиков, которые выступили против насилия над мирными гражданами».

15 августа Валерий выступил на протестном митинге, который проходил на площади Ленина. Там врач рассказал о реальной ситуации с COVID-19 в городе.

В августе гродненца оклеветали в нескольких телеграм-каналах. Там выложили его адрес и контакты. Валерию про публикацию сообщили коллеги, но он старался не обращать на это внимания.

«Понятно, что был создан левый вброс, чтобы меня как-нибудь задеть и оговорить. Это такое психологическое давление на людей, которые недовольны ситуацией в стране. Я не обращал внимания на эти вбросы и просто работал».

Валерий Лыщик на акции против насилия в стране. Скрин с видео телеканала СТВ

После выборов в больнице стали появляться слухи, что Валерию не продлят контракт из-за гражданской позиции, но он продолжал работать в обычном режиме.

Осенью 2020 года на одной из акций протеста в Гродно врача задержали. Его доставили в Ленинский РОВД, но спустя два часа в милиции узнали, что задержали специалиста, и отпустили. В тот день Валерий пришел в центр города почтить память погибшего Романа Бондаренко.

«Где-то за месяц до конца 2020 года я узнал, что лишаюсь должности заведующего. Намекнули, что человек, который активно высказывается, не может быть заведующим».

В клинике контракт на должность заведующего Валерию не продлили. Ему пришлось написать заявление о том, что он хочет перейти в обычные врачи. Коллеги, когда узнали об этом, собрали более 200 подписей, чтобы специалиста восстановили в должности. Это не дало результата.


В Польше предложили зарплату в несколько раз выше

Около еще двух недель Валерий проработал в клинике. Потом ему позвонил друг и предложил работу в Польше. Коллега сказал, что ищут белорусского анестезиолога.

«Я быстро договорился о новой работе. Тем более с 1 декабря упростили трудоустройство для белорусских медиков в Польше».

Валерию предложили зарплату в несколько раз выше, чем в Беларуси. Специалист выехал из Гродно 19 декабря, за день до закрытия наземных границ.

«Я сел в машину и поехал. Поляки даже на карантин меня не сажали. Сказали, для врачей исключение, если они едут работать. Приехал в город Щитно, руководство больницы меня хорошо приняло — поселили в отеле, где я живу и сегодня».

Пока документы рассматривают в Министерстве здравоохранения, Валерия устроили на минимальный оклад в госпиталь, куда попадают больные с COVID-19.

«В работе меня все устраивает, но хочется, чтобы министерство быстрее рассмотрело мое дело и выдало разрешение, чтобы я мог работать по специальности».

Чем отличается медицина в Беларуси и Польше

Валерий рассказывает, что в польских больницах больше возможностей для борьбы с COVID-19, чем в Беларуси. Там много современного оборудования, лекарств и расходных материалов, которые в Беларуси мало доступны.

«Например, в моей клинике 70 коек и столько же аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ). В Гродно только в реанимации есть возможность иметь аппараты ИВЛ. Шесть коек и шесть аппаратов. Даже средства индивидуальной защиты в польских больницах практически все одноразовые. Ничего не используется повторно, кроме щитков и резиновых сапог».

Гродненец добавляет, что в Польше врач несет ответственность за пациента и поэтому есть доступ ко всем лекарствам. Он имеет право консультироваться с руководством и коллегами, но сам принимает решение.

«Да, есть стандарты и все с этим ознакомлены. Но если врач решил так лечить, он так и будет действовать. Взял из холодильника нужное лекарство и все. И не надо согласовывать на всех уровнях до начальника облздрава, как в Беларуси».

Еще одно отличие: в польских клиниках не надо вести бумажную историю болезни, все в электронном виде. В Гродно в университетской клинике все надо было дублировать.

«В клинике, где я работаю, доброжелательная атмосфера. Нет напряженной обстановки. Работы много и никакого прессинга от администрации. Бросается в глаза уважительное отношение друг к другу, коллегиальность».

Зарплаты: сколько может получить врач в Польше

Валерий заметил, что за последние полгода много белорусских медиков уехали в Польшу. Он считает, если была бы возможность сразу подтверждать диплом об белорусском образовании, то уехало бы в несколько раз больше специалистов. В Польше нуждаются в первую очередь в педиатрах, анестезиологах и терапевтах.

Зарплаты медиков в Беларуси и Польше существенно отличаются, говорит Валерий. Если в Гродно он получал на своей должности около $ 1000, то в Польше анестезиолог может получать значительно больше.

Сколько получает врач в Польше?

В среднем врач-анестезиолог в Польше получает 100 злотых в час ($ 27). Работая 160 часов в месяц, он заработает 16 000 злотых ($ 4300), а при более высоких ставках — даже 20 000 злотых ($ 5400). Такие цифры дает портал Onet.pl. Правда, подоходный налог, который нужно отнять от этих сумм, в Польше выше — 19%, а в Беларуси — 13%. Также нужно отнять платежи на соцстрахование, которые могут достигать в месяц почти 1500 злотых ($400).

Однако средняя зарплата врача без привязки к конкретной специальности в Польше значительно ниже и составляет 6000 злотых ($1600) без учета налогов. Зарплата очень зависит от формы трудоустройства: в штате со стабильным окладом либо по контракту с почасовой оплатой. Также зарплаты значительно отличаются у разных специальностей. Кроме того, в малых городах, где есть нехватка кадров, заплатят больше.

«Статистики, сколько белорусских медиков уехало за границу, я не видел в открытых источниках. Но, по разговорам с коллегами, эта цифра за последний год увеличилась в несколько раз», — говорит Валерий.

Несмотря на то, что белорусские медики уезжают работать в Польшу, проблем с персоналом в больницах Беларуси не наблюдается.

«У нас раздутая медицинская система. В последние годы была тенденция брать много молодых врачей. И они заменяли тех, кто уезжал. Если в больнице 5−6 человек уехали, то им быстро найдут замену. Тем более, многие специалисты из районов хотят переезжать в крупные города».

Статистика по COVID-19

Валерий говорит, что в Беларуси сегодня нет реальной статистики по COVID-19, чтобы сравнивать с Польшей. По его наблюдениям, заболеваемость в соседней стране меньше, так как там введены специальные меры — обязательное ношение масок.

«Беларусь пошла по другой схеме: чем быстрее все переболеют, тем будет лучше. Естественный отбор включился, я считаю. В Польше может были бы не против пойти таким путем, но они понимают, что если заболеет столько, сколько в Беларуси, то медики просто не справятся с потоком пациентов».

В белорусскую статистику по COVID-19 Валерий не верит, так как сам видел, что происходило в больницах в Гродно.

«Может только по количеству проведенных тестов у нас могут говорить правду, а так реальных цифр по заболевшим и смертям никто не дает. Думаю, количество смертей можно умножать на десять».

Медик приводит в пример ситуацию, когда в Беларуси официально было только 5−7 умерших от COVID-19 в сутки. По его информации только в областной больнице в Гродно тогда в день умирало от коронавируса такое же количество людей.

«У поляков нет понятия, что надо что-то спрятать. Если пациент умер от COVID-19, так и пишут. Им незачем цифры скрывать».

Суд над коллегой

Валерий два месяца живет в Польше, но уже успел соскучиться по Беларуси. Каждый день он читает новости, переживает и молится.

«Мне жалко Артема Сорокина, это тоже анестезиолог, мой коллега из Минска, которого сейчас судят с журналисткой [Артема Сорокина и журналистку TUT.BY Катерину Борисевич судят по ч.3 ст. 178 УК за якобы разглашение врачебной тайны, повлекшее тяжкие последствия — Hrodna.life]. Будь я на его месте и мне привезли бы избитого человека, наверное, поступил бы так же. Я бы рассказал людям правду».

Гродненец считает, что врача нельзя судить в такой ситуации — он поделился реальной информацией с общественностью.

«Сегодня у нас в стране судилище. Сорокин сказал правду и сейчас за это за решеткой. А человек, который выступил по телевизору и сказал, что „Роман Бондаренко был пьян“, не несет никакой ответственности. Полное извращение судебной системы. Как писал Кондрат Крапива: „Бывае праўда вочы коле“, а у нас за правду садят».

Валерий верит, что придет время и он вернется домой и даже в свою клинику. Главное условие возвращения — смена режима.

«Эта система не имеет будущего, я уверен. Все будет хорошо в Беларуси. Я верующий человек и думаю, что Бог сейчас дает возможность нам пройти через испытания. Когда все пострадают и откроют глаза, тогда все изменится. Добро победит зло. По-другому и быть не может».