Куда приведет Беларусь повышение налогов

Увеличение налогов, которое уже случилось, и ограничение льготных режимов налогообложения, которое предлагается, — неизбежный этап белорусской фискальной политики.

Увеличение налогов, которое уже случилось, и ограничение льготных режимов налогообложения, которое предлагается, — неизбежный этап белорусской фискальной политики. Просто до недавних пор об этом помалкивали. Но аппетит, как известно, приходит во время еды. А если скудеющие ресурсы экономики съедаются государством ускоренными темпами, то аппетит бежит очень резво. Так что инициативы Комитета госконтроля по увеличению налогов — шаг вполне ожидаемый. Просто индивидуальные предприниматели — следующие после айтишников и наверняка не последние, пишет officelife.media

Предложения по «совершенствованию» налогообложения ИП, направленные «для детальной проработки» в ряд министерств и бизнес-союзы, уже получили широкую огласку и стали шоком для делового сообщества. При этом шокируют не только сами предложения, но и их обоснование.

АТАКА НА СПЕЦРЕЖИМЫ И ЗАТРАТЫ

Очевидно, иным чиновникам невыносима мысль, что кто-то «быстро обогащается» за счет населения, имея «минимальные налоговые (социальные) обязательства перед государством». Какой может быть минимум, когда у нас запланирован рост зарплат бюджетников и затрат на оборону? Но для «раскулачивания» путем отмены единого налога с ИП и перевода их на упрощенную систему налогообложения выбрано неудачное время. Малый бизнес понес значительные потери из-за кризиса, вызванного пандемией COVID-19, и политических событий. Так, по данным МНС, число ИП-плательщиков единого налога за 2 последних года сократилось на четверть. Снизились и их платежи в бюджет, что никак не компенсируется ростом числа «самозанятых» граждан. Зато число индивидуальных предпринимателей, применяющих УСН, за 5 лет выросло на 41,7%, а их доля в общей численности ИП — с 56,7 до 70,4%. Так что процесс уже идет. К тому же ряд бытовых услуг далеко не столь выгодны, как год-два назад. Мало шансов, что ситуация улучшится в ближайшее время. Зато если усугубить ее налоговыми креативами, то некоторые услуги уйдут в тень, и вывести их обратно не смогут никакие санкции и усердие контролеров.

Не менее странным выглядит требование запретить включать в затраты, учитываемые при налогообложении, стоимость услуг ИП или иного физического лица, которые являются учредителем и (или) руководителем, бухгалтером либо работником коммерческой организации, входящим в ее штат, а также когда ИП является аффилированным лицом этой компании. Видимо, имеющихся в Налоговом кодексе ограничений, в том числе введенных в этом году, не хватает. А попытки запретить совмещение и совместительство профессий и должностей, а также ограничить возможность аренды за использование личных автомобилей и иного имущества лишь станут дополнительным барьером, затрудняющим работу частных компаний. Ведь покупать или арендовать у других организаций нужное для работы имущество или нанимать людей со стороны гораздо дороже. Так что вместо сокращения затрат получится их рост или сворачивание деятельности из-за отсутствия необходимых ресурсов.

Удивляет и идея повышения ставок налога при УСН до размера подоходного налога для ИП, оказывающих услуги по управлению, по предоставлению информации, маркетинговые, консультационные, аудиторские, юридические, бухгалтерские услуги и т.п. По мнению контролеров, затраты при оказании таких услуг незначительны, а, если увеличить налог, это поспособствует трудоустройству ИП в штат организаций. Дескать, тогда они будут платить взносы в ФСЗН «по полной», а компаниям станет невыгодно «заключать разовые договоры с целью вывода средств».

С давних пор контролерам в таких услугах мерещится «обналичка», хотя чаще всего безосновательно. Передача на аутсорсинг части вспомогательных функций, в том числе перечисленных услуг и т.п., — насущная необходимость для множества компаний, которые не в состоянии «прокормить» в штате специалистов, которые нужны несколько часов в месяц. Малый бизнес не из бюджета финансируется, раздувать штаты и затраты ему не по карману. Так что креативы контролеров повлекут только рост себестоимости и цен, а также ухудшение доступности ряда услуг — тех самых, о важности которых так душевно говорится в госпрограмме «Малое и среднее предпринимательство» на 2021–2025 годы.

ОКРУЖЕНИЕ НАЛИЧКИ

Еще одна забота контролеров — уменьшение объема наличного денежного оборота. У нас его доля, по оценке КГК, более 40%, тогда как в странах ЕС — всего 5-20%, а в Швеции — вообще 3-5%. По мнению контролеров, это позволяет государствам ЕС контролировать денежные потоки, успешнее бороться с коррупцией и уклонением от уплаты налогов, а банкам — иметь более высокую ресурсную базу. Действительно, кое-какие успехи там имеются. Только их причина не в запретах, а в развитости рынка финансовых услуг и гражданского общества, которое на Западе само контролирует государство, а не наоборот.

Ограничение размеров наличных расчетов, лимит кассы и драконовские штрафы за их нарушение уже бывали в «лихие 90-е» и сплыли за ненадобностью. От их возвращения экономике лучше не станет. «Ноу-хау» вроде дополнительной комиссии за расчетно-кассовое обслуживание, запрета на скидки и 13-процентного побора с обналичивания сумм свыше 3000 рублей в месяц станет серьезным ударом по некоторым предпринимателям. Но в еще большей степени — по коррумпированным директорам госпредприятий и чиновникам — главным бенефициарам «обналички».

КТО ТАМ БЕЗ СТРАХОВКИ ИДЕТ?

Окончательно отвадить бизнес заключать договоры на оказание услуг с ИП для вывода средств должно увеличение отчислений ипэшников в ФСЗН. Сейчас ИП могут платить взносы с одной «минималки». По мнению КГК, «нагрузка по социальным обязательствам перед государством у ИП и организаций существенно отличается, что создает неравные условия хозяйствования». Поэтому предлагается увеличить нижний порог хотя бы для «нематериалоемких» видов деятельности.

Насколько неравенство в налоговой нагрузке между юрлицами и ИП компенсируется преимуществами первых в ресурсах и других факторах — отдельная тема. Интересно другое. Оказывается, мы платим взносы в ФСЗН не для обеспечения своей старости, а в рамках каких-то социальных обязательств перед государством. Но тогда вопрос: есть ли у государства перед гражданами хоть какие-то обязательства?

БЛАГИЕ НАМЕРЕНИЯ, НО КУДА ДОРОГА ПРИВЕДЕТ?

Вывод денег из компаний и минимизация налогов с помощью различных схем, в том числе с участием ИП, — явление достаточно распространенное. Но, во-первых, такие схемы, если их основной целью является исключительно занижение налогов, могут и должны разоблачаться в соответствии с законодательством. Там для этого создано множество инструментов, включая знаменитый пункт 4 статьи 33 НК. Надо лишь ими правильно пользоваться.

Во-вторых, такие схемы являются естественной реакцией бизнеса на чрезмерное налоговое бремя. Напомню, по данным Всемирного банка, общая ставка налогов и взносов в Беларуси составляет 53,3% от прибыли, что больше, чем в регионе (31,7%), странах ОЭСР (39,9%) и, в частности, в Швеции (49,1%). Основная причина — именно налоги на фонд оплаты труда, которые составляют 39% от прибыли среднестатистического предприятия, в 1,7 раза выше, чем в странах ОЭСР, и значительно выше, чем в Литве (21,4%), Польше (24,7%), России (35,4%) и Швеции (35,5%). При этом в целом налоговая нагрузка в Беларуси, составляющая с учетом ФСЗН около 37,8%, существенно выше, чем в странах ЕАЭС и большинстве стран ЕС.

Подоходный налог и налог в ФСЗН составляют около 1/4 затрат организаций на рабочую силу. Эти издержки особенно болезненны для тех видов деятельности, где требуются высококвалифицированные и соответственно хорошо оплачиваемые кадры. Именно это вынуждает белорусских бизнесменов обращаться к «серым» и «черным» схемам. В свою очередь многие работники предпочитают получать зарплату «в конверте», чем надеяться на мизерную пенсию, до которой можно и не дотянуть. Никакая уголовная ответственность тут не поможет. Решить эту проблему можно лишь путем пенсионной реформы и снижения «зарплатных» налогов.

Особые режимы налогообложения всегда способствуют созданию неравных условий и схем налоговой минимизации. Но в условиях развивающейся экономики это — меньшее зло, чем деградация и нищета. Теперь приоритеты изменились. Частный бизнес рассматривается исключительно как кормовая база, из которой нужно выжать деньги — побольше и побыстрее. Однако в нынешней ситуации увеличение налогового пресса вместо пополнения казны принесет лишь рост безработицы, цен, теневой экономики, социальной напряженности и эмиграции наиболее экономически активной части населения. Чтобы окончательно добить стагнирующую экономику — лучше не придумаешь…

Леонид ФРИДКИН