Макей — преемник Лукашенко, на котором настаивает Кремль?

Владимир Макей — министр иностранных дел Лукашенко — дал интервью российскому изданию РБК. И это совершенно из ряда вон выходящее событие.

Владимир Макей — министр иностранных дел Лукашенко — дал интервью российскому изданию РБК. И это совершенно из ряда вон выходящее событие. Нет, в самих тезисах Макея не было ничего нового: бесконечные выражения нежной любви к Кремлю и такие же бесконечные жалобы на европейские санкции. А вот обстоятельства интервью куда более примечательны, пишет Телеграм-канал «Кукловод и овца».

1. За последние 20 лет ни один беларуский чиновник не дал ни одного настоящего интервью крупному российскому СМИ. Максимум они обходились общими ответами на пресс-конференциях про дальнейшее углубление сотрудничества. Причина тут не в игнорировании российскими изданиями своего западного соседа, а в том, что Лукашенко держал абсолютную монополию на отношения с Россией. Фундамент его легитимности среди госаппарата все 25 лет был во многом основан на способности Лукашенко привезти из Москвы деньги и преференции. И если есть кто-то другой, способный так же эффективно выкачивать ресурсы из России, то непонятно, зачем вообще нужен Лукашенко. Именно поэтому бывший президент и не допускал того, чтобы хотя бы кто-то из его подчинённых был узнаваем среди россиян.

2. Макей никогда не занимался отношениями с Россией. По сути, Макей никогда и не был министром иностранных дел — он скорее был министром по отношениям с Западом. Дела со странами бывшего СССР Лукашенко всегда вёл лично. При этом оценка деятельности Макея на западном направлении была довольно высока: он самый долгоживущий министр в нынешнем правительстве. При имидже последней диктатуры Европы ему удавалось и привлекать в Беларусь западные кредиты, и нивелировать часть санкций 2010 года. В целом он показал способность достигать конкретных целей даже на фоне плохих отношений между Западом и РБ. Примечательно, что такие компетенции сейчас понадобились на российском направлении.

3. Интервью дано изданию РБК. Да, тому самому РБК, которому пару месяцев назад интервью давала Тихановская. Беседа РБК со Светланой была более обстоятельной и стала центральной темой недельного выпуска новостей, а вот Макею пришлось довольствоваться меньшим. Получается, что один из главных приближённых Лукашенко вышел на ту же площадку, что и Тихановская, так ещё и на худших условиях. И это при том, что Лукашенковские подельники отчаянно пытаются делать вид, что они — настоящее государство, противопоставляя себя таким образом «никому неизвестной жене блогера».

Так почему же местом откровений Макея был выбран РБК? А потому что ни для кого не секрет, что аудитория Первого канала или канала Россия 1 — это в основном люди старше 60 лет без высшего образования и с низким доходом. Кремлёвские элиты сами не потребляют те информационные помои, которыми они потчуют свой народ. Возможно, Макей и его босс полагают, что достучаться до российского правящего класса можно через более респектабельный РБК. Мы бы не были в этом так уверены. Насколько известно, в Кремле предпочитают CNN и Time, а более всего уважают Bloomberg.

Вывод: странностей много и объяснить их непросто. Возможно, Макей — это преемник Лукашенко, на котором настаивает Кремль. И было решено показать его российским элитам немного заранее.

Возможно, Лукашенко настолько неадекватен и токсичен, что ему просто запретили общаться с российской прессой. А деньги-то сами себя не попросят, вот и отправили Макея рассказывать о вечной дружбе. В пользу этой версии говорит то, что после рассказов об американцах из космоса полгода назад ни один значимый российский журналист с Лукашенко больше не общался (эскортница Наиля, понятное дело, не в счет).

В любом случае, монополия Лукашенко на контакты с Россией начинает разрушаться, что ставит его в еще более уязвимое положение перед Москвой.