Особое мнение: Мы находимся на пике политических репрессий

Политзаключенных негде содержать в таком количестве, разве что придется строить специальную колонию.

Общее число людей, которые преследуются в уголовном порядке по политическим мотивам, — больше тысячи человек. Амнистия возможна, но она будет подаваться не как политическая.

Руководитель ликвидированного властями ПЦ «Вясна» Алесь Бяляцкий оценил перспективы «амнистии раскаявшимся». Как известно, такую инициативу на Всебелорусском народном собрании 12 февраля озвучил бывший узник «американки» Юрий Воскресенский.

— Я думаю, Воскресенский высказал не свои мысли, а ретранслировал пожелания КГБ. Более того, не так давно, около месяца назад, и сам Лукашенко сказал: признайте вину, покайтесь. Ничего нового в этом требовании нет. Раньше или позже политзаключенным предлагается написать прошения о помиловании (в разных вариациях). Как вы помните, после событий декабря 2010 года политзаключенным также предлагалось подписать прошения о помиловании, и в августе-сентябре написавшие подобные помилования были освобождены. Кто не написал – остался сидеть. Я так понимаю, что прошение о помиловании стало обязательным требованиям для освобождения и сейчас.

А кроме того, Лукашенко сказал, что в Беларуси нет политзаключенных. Эта фраза звучит уже полстолетия, еще с советских времен. И тогда политзаключенных вынуждали писать прошения о помиловании. 

— Сколько осужденных после мирных протестов подпадают под озвученные критерии?

— У Воскресенского надо спрашивать, что он имел в виду.

На сегодняшний день около 250 лиц уже признаны политзаключенными, и каждую неделю список политзаключенных пополняется новыми людьми. Но количество людей, осужденных и отбывающих наказание по политическим причинам, перевалило уже за 500. Еще несколько сотен людей дожидается своих судов в изоляторах, часть — под подпиской о невыезде, не известно, чем могут закончиться суды для них. 

Общее число людей, которые преследуются в уголовном порядке по политическим мотивам, — больше тысячи человек. 

К сожалению, процесс продолжается: ежедневно возбуждаются новые уголовные дела. Сейчас мы находимся на пике политических репрессий. Власть потеряла всякие рамки в отношениях с обществом.

— Каковы перспективы такой амнистии?

— Амнистия возможна. Но очевидна, что она не будет преподнесена под соусом политической амнистии. Некая часть заключенных может выйти из колоний под давлением международного сообщества и по той элементарной причине, что такое количество политзаключенных негде содержать. Дело в том, что в Беларуси существуют только 6 или 7 колоний для первоходок, но в обычную колонию столько политзаключенных одновременно не загонишь – они сломают все правила, установленные администрацией. Если, конечно, не строить отдельную колонию для политзаключенных. Кстати, в советские времена политзаключенных отдельно содержали в Пермской колонии. 

Юрий КРЕМНЕВ, «Белорусский партизан»