Как «не отдать любимую»

Схему этого процесса Александр Лукашенко изложил в своем выступлении на «Всебелорусском народном собрании».

В начале своего выступления он сказал, что это собрание будет не решать проблемы, а обозначать или начинать решать их. Это значит, что собственно нынешнее собрание не станет устраивать конституционный переворот.

Обнародованный в интернете проект резолюции собрания предусматривает всего лишь создание конституционной комиссии.

Ну а теперь — к плану «неотдавания любимой».

По словам Лукашенко, в течение года вырабатывается проект новой Конституции, происходит его «всенародное» обсуждение, в начале 2022 года проходит референдум по проекту, в конце 2022 года — президентские и парламентские выборы. Последнее — может быть. А может и позже.

Это что касается порядка действий. А что по сути?

Лукашенко заявил, что в новой Конституции будет предусмотрено перераспределение полномочий от президента к другим институтам власти.

Как именно, каких именно — это, как и прежде, сказано не было. Но подчеркнул, что если другие, более полномочные институты что-то напортачат, то Лукашенко их поправит и наведет порядок.

О какой тогда передаче полномочий идет речь, непонятно.

Лукашенко подчеркнул, что Беларусь должна в любом случае оставаться президентской республикой, в том числе и после него.

Сразу после прошлогодних выборов он говорил, что после конституционной реформы будут президентские выборы, в которых он не будет принимать участия. Говорил он это и позже.

Но не 11 февраля на «Всебелорусском народном собрании». Сегодня о своем уходе он говорил туманно, связывал его с изменением поколений. Это значит, что и во время гипотетических досрочных выборов 2022 года, и во время очередных — в 2025 году, он теперь уже совсем не обещает больше не баллотироваться.

При этом он сослался на очень удобные цифры опроса, который аккурат к ВНС провел Центр Ecoom. Научное достоинство этого исследования довольно сомнительное, но Лукашенко привел его результат, согласно которому 60% опрошенных вообще никаких изменений Конституции не хотят.

Это — обоснование того, что изменения в Конституцию предполагается внести незначительные, косметические. Мол, народ же против.

Одной из важных идей, что в ней предполагается все же изменить, стала идея о придании ВНС конституционного статуса. По плану Лукашенко, этот новый конституционный орган должен решать главные, стратегические вопросы жизни общества.

Однако в качестве одной из самых важных его функций предполагается роль своеобразного стопора, гаранта безопасности в будущем сторонникам Лукашенко.

По его словам, даже если к власти на уровне президента и парламента придет оппозиция и начнет разбираться с предшественниками, ВНС должен вмешаться и взять власть на себя.

Какую-то подобную функцию фактически выполняла армия в ряде латиноамериканских и азиатских стран — вмешивалась в политический процесс и наводила порядок в своем понимании.

Эту роль предполагается придать «Всебелорусскому народному собранию».

Правда, Лукашенко и сам назвал свои мысли на этот счет немного сумбурными. И в этом он, безусловно, был прав.

Создание еще одного органа власти, гибрида президента и парламента, только создаст хаос в системе управления государством.

В случае же существенных политических изменений в стране такой политический «новострой» вряд ли сможет сказать свое последнее и решающее слово. 

Опрос Chatham House показал очень низкую степень общественной поддержки идеи предоставления конституционных полномочий ВНС. Даже согласно опросу Ecoom, на который ссылался Лукашенко, поддержка этой идеи — всего чуть выше 50%.

Однако в проект резолюции нынешнего собрания идею о предоставлении собранию конституционных полномочий все же включили.

Иными словами, Конституционный ответ Лукашенко на политический кризис — менять по минимуму, а об уходе с поста президента еще подумать и отложить вопрос до лучших времен.

Даже порядок тем выступления свидетельствовал о том, что смысл конституционной реформы по Лукашенко — ничего особо не менять и потянуть время.

Вначале он описывал ужасы нынешнего мира, мировой драки хищников, потом рассказывал о важных, но отнюдь не стратегических вещах, вроде утилизации мусора.

И только напоследок, выйдя за пределы временного регламента, добрался до Конституции.

Наверное, самой искренней частью его выступления был фрагмент, где он говорил о том, что не понимает новое поколение, не понимает, чего оно хочет, как оно общается, во что верит, почему не ценит то, что он сделал для страны.

Но уступать этому новому, «отдавать любимую» он не собирается.

Юрий ДРАКОХРУСТ, радио «Свабода» (перевод: «БП»)