В Гааге судили одного из самых жестоких военных преступников 21-го века

Жертва насилия, блестящий боец, садист, насильник и людоед. Все это — Доминик Онгвен, один из командиров угандийской «Господней армии сопротивления». На этой неделе Международный уголовный суд в Гааге признал его виновным в многочисленных и страшных преступлениях.

Международный уголовный суд, заседающий в Гааге, вынес решение по делу Доминика Онгвена, бывшего ребенка-солдата и одного из командиров «Господней армии сопротивления» (LRA). Его признали виновным по 61 эпизоду, среди которых убийства, пытки, изнасилования, похищения детей и взрослых, мародерство и принуждение к сексуальному рабству.

Приговор Онгвену будет вынесен позже. Это дело привлекает к себе внимание не только многочисленными эпизодами крайней жестокости, но и тем, что сам Онгвен прошел путь от жертвы LRA до одного из ее предводителей.

Похищенный

Известно, что Доминик Онгвен родился в деревне Курум на севере Уганды. Годом его рождения многие называют 1975-й. Годом, когда боевики LRA похитили его, чтобы превратить в одного из тысяч детей-убийц, — 1987-й или 1988-й. По крайней мере с одной из этих дат не согласны адвокаты Онгвена, которые настаивают, что мальчик был похищен в возрасте восьми-девяти лет.

«Господня армия сопротивления», известная как одна из самых жестоких повстанческих армий в мире, на тот момент только создавалась. Ее основал в 1987 году Джозеф Кони, считавший себя воплощением Святого Духа и мечтавший о построении в Уганде теократического государства, «основанного на десяти заповедях» — так, как он их себе представлял.

LRA вербовала своих сторонников среди представителей народа ачоли, живущего на севере Уганды и в Южном Судане. В последующие несколько десятилетий LRA вела войну на территории Уганды, Южного Судана, Демократической Республики Конго и некоторых других африканских стран.

Уровень жестокости в LRA характеризует тот факт, что организация приобрела известность в том числе своим обыкновением отрезать губы, носы и уши как своим противникам, так и мирным жителям.

За несколько десятилетий бойцы LRA убили более 100 тыс. человек и захватили более 60 тыс. детей, многие из которых стали впоследствии детьми-солдатами.

Одним из таких детей и был Доминик Онгвен. Он шел в школу, когда боевики LRA схватили его. По свидетельству его родственников, родители Доминика, работавшие школьными учителями, погибли в течение месяца после его похищения: мать Доминика забили повстанцы, а отца убили правительственные войска, приняв за одного из участников повстанческого движения.

Вскоре после похищения Доминик Онгвен вместе с тремя другими такими же детьми попытался бежать. Их быстро нашли, и тогда Доминик получил свой первый урок послушания. Ему в руки дали нож и заставили содрать кожу со своего товарища по побегу. С живого.

Они сняли кожу с этого че века, выпустили ему кишки и развесили по деревьям. Доминик сказал, что не будет есть мясо еще два-три месяца», — цитирует BBC одного из свидетелей на гаагском процессе.

Одним из первых учителей Онгвена в LRA стал Винсент Отти — заместитель Кони и второй человек в организации. Детей-солдат готовили в условиях тотальной жестокости. С одной стороны, их избивали (а в случае неповиновения убивали с нечеловеческой жестокостью), с другой — требовали от них точно такой же жестокости по отношению к пленным и просто местным жителям, которым не посчастливилось оказаться на пути LRA.

Участие в пытках или как минимум наблюдение за ними, как и жестокие ритуалы инициации, было обязательным элементом обучения детей-солдат.

Бригадир

Большинство преступлений, в которых Международный уголовный суд признал виновным Онгвена, было совершено в период с июля 2002 по декабрь 2005 года. Тогда Онгвен, которому было от 20 до 30 лет, был уже одним из главных полевых командиров. Он командовал батальоном в составе одной из четырех бригад LRA — «Синиа», а затем и самой бригадой.

«Кони и другие руководители хвалили успешных командиров. Я помню, что часто хвалили Доминика Онгвена, которого называли Одоми», — рассказывает сотрудник угандийских спецслужб, занимавшийся перехватом переговоров в LRA.

Один из свидетелей назвал Онгвена «стойким бойцом, который всегда был в движении», также про него говорили, что он заслужил репутацию «того, кто способен выйти из самого кровопролитного боя с небольшими потерями среди своих бойцов».

В LRA Онгвен занимался похищением людей, прежде всего детей и подростков: мальчиков делали солдатами, девочек обращали в сексуальное рабство, а сопротивлявшихся или пытавшихся бежать убивали.

Похищения детей стали одним из пунктов, по которым Онгвена признали виновным. Рассказывают, что Онгвен был очень жесток к тем, кто пытался бежать.

Другие пункты — изнасилования и принуждения к женитьбе. Во время службы в LRA у Доминика Онгвена было по меньшей мере семь жен — столько женщин свидетельствовали на процессе. Многие из них были захвачены еще будучи подростками, и насильно сделаны женами Онгвена, других женщин он раздавал своим солдатам.

Большинство же пунктов, по которым Онгвена признали виновным, связаны с нападениями его бригады на четыре лагеря для беженцев на севере Уганды. Эти нападения были совершены в 2003–2005 гг.

Он давал приказы отбирать еду, похищать людей, сжигать лагерь и казармы. Пожилую женщину, которая не могла нести свой груз, задушили, а потом перерезали горло», — говорится в обвинении в отношении Онгвена.

Людей рубили на куски, нескольких детей засунули в мешки и забили до смерти. По данным следствия, речь может идти и о каннибализме. Как сообщают свидетели, однажды Онгвен приказал своим бойцам «убить, приготовить и съесть» мирных жителей. В целом же во время каждого из нападений на лагеря беженцев было убито по меньшей мере несколько десятков человек.

Беглец

В 2005 году Международный уголовный суд выпустил ордера на арест пяти руководителей LRA, включая Доминика Онгвена. Американские власти пообещали заплатить $5 млн за информацию о его местоположении — такие же суммы были назначены и за информацию о других лидерах LRA. На данный момент в живых кроме Онгвена остается только Кони, который продолжает скрываться: в прошлом году его видели в глухом районе Южного Судана.

В 2006 году LRA была вытеснена из Уганды. И в этот момент, похоже, звезда Онгвена начала закатываться. Его отношения с Кони стали стремительно ухудшаться.

Так, Онгвен выступал против убийства своего бывшего наставника Винсента Отти, с которым у Кони появились серьезные разногласия относительно будущего организации. Онгвен был единственным из командиров LRA, просившим сохранить Отти жизнь. Это ослабило позиции Онгвена, но, когда Кони принялся вырезать всех сторонников своего бывшего друга, Онгвена резня не коснулась, уж слишком хорошим солдатом и командиром он был.

Тем не менее с 2014 года Онгвен содержался под стражей в лагере LRA в Центральноафриканской Республике, откуда бежал и сдался находившимся неподалеку американским спецназовцам. США передали его Международному уголовному суду.

Процесс против Онгвена начался в 2016 году. Среди свидетелей, выступивших или приславших свои показания, были бывшие дети-солдаты и мирные жители, пострадавшие от LRA. Кроме этих показаний в распоряжении суда находятся отчеты угандийских военных и спецслужб, записи переговоров повстанцев и другие документы.

Заседание суда в четверг транслировалось на больших экранах во многих городах и деревнях на севере Уганды — в регионе, особенно пострадавшем от действий LRA.

Сам Онгвен, не признавший вину, в суде заявил: «Я один из людей, в отношении которых LRA совершала свои зверства».

Его адвокаты во время процесса говорили, что Онгвен психически болен, что жесткость по отношению к нему после его похищения превратила его в боевую машину, не умеющую отличать добро от зла. Некоторые, например, одна из бывших жен Онгвена Флоренс Айот, хорошо отзывавшаяся о нем во время процесса, называют решение суда несправедливым.

«Доминик рассказывал нам, что его похитили, когда он был очень молод. Все, что он делал, делалось от имени Кони, так что он невиновен», — заявила она.

Однако судья указал на то, что Онгвен совершал преступления, в которых его обвиняют, не под принуждением. Сторона обвинения на процессе также настаивала на том, что суд будет оценивать не то, заслуживает ли сам Онгвен сострадания как жертва насилия, а то, «виновен ли он в тяжких преступлениях, совершенных, когда он был взрослым».

«Доказательства свидетельствуют, что Доминик Онгвен был убийцей и насильником… Под его руководством в подразделении, которым он командовал, систематически использовали детей-солдат и совершали сексуальные преступления в отношении девочек. Обстоятельства, при которых он сам был похищен и завербован в LRA за много лет до этого, возможно, могут быть поводом к некоторому смягчению приговора… Но они не могут считаться оправданием или причиной для того, чтобы не привлекать его к ответственности за тот выбор, который он сделал», — заявила в своей обвинительной речи еще в 2016 году прокурор Международного уголовного суда Фату Бенсуда.