О том, что происходит с Марией Колесниковой в СИЗО

Уже 5 месяцев лидер белорусских протестов Мария Колесникова находится под стражей. DW узнала о ее состоянии и условиях в СИЗО, поговорив с ее сестрой Татьяной Хомич.

– Какие новости от Марии? Как ее состояние здоровья, настроение?

– Психологическое состояние ее не изменилось. И она как раз недавно передавала, что, несмотря на тяжелые условия и в Жодино, где она находилась раньше, и сейчас в Минске в СИЗО, у нее при этом хорошее настроение.

Она очень бодра и оптимистично настроена. Бывают проблемы со здоровьем из-за того, что в тюрьме курят. Ей это противопоказано. Но, к сожалению, возможности избежать этого пока нет. Сейчас ее физическое состояние тоже хорошее, хотя недавно были поводы для беспокойства.

Она умудряется заниматься спортом, старается бегать, поддерживать физическую активность. Сейчас много читает. К счастью, у нее есть книги, потому что с этим тоже бывают проблемы. Как мы знаем, у нее уже изымали книги. Она всю жизнь много читает, поэтому я очень рада, что такая возможность сейчас есть.

– Пишут, что она теперь выглядит по-другому.

– Да, на самом деле Мария –натуральная брюнетка. Возможности сходить к парикмахеру в СИЗО нет. Поэтому удалось передать ей машинку для стрижки. Сейчас у нее тоже короткая стрижка, но она брюнетка. Я думаю, что можно найти ее ранние фотографии в ее социальных сетях. И как она выглядит, можно сейчас себе представить.

– А письма от нее доходят? Когда было последнее?

– К сожалению, письма доходят с большим трудом. За январь она разослала около ста писем. Но, к сожалению, сама она получила только около десяти писем. И мне последнее письмо пришло где-то 20 января. Датировано 9 января. Оно еще о переезде из Жодино в Минск. После этого больше не было ничего.

–– А посылки, передачи доходят? Все, что вы отправляете, она получает?

–Да, получает. Бывает, конечно, что, может, по ошибке попадаются в посылке какие-то запрещенные предметы. Тогда их просто не передают. Но, в целом, проблем с этим нет.

– Как проходит общение с адвокатом? Как часто он видится с Марией, в каких условиях?

– Адвокат посещает Марию в среднем где-то два раза в неделю. К сожалению, помещения для встречи представляют собой наглухо закрытые комнаты, которые используются для общения с особо опасными преступниками. Эта комната разделена сплошной плотной перегородкой.

С одной стороны, сидит человек, который находится под стражей, и с другой стороны – адвокат. Это плотная, глухая стенка, но над столом там есть прозрачный кусочек, через который можно видеть друг друга. Конечно, это очень странные условия для встреч, и адвокат по этому поводу обращалась в управление департамента исполнения наказаний МВД. Потому что это незаконно, это ущемляет права Марии и препятствует возможности нормально общаться с адвокатом.

– Какие действия сейчас проводит защита? Что планируется предпринять дальше?

– Мария с сентября добивается возбуждения уголовного дела по факту ее похищения и угроз жизни и здоровью. Как мы уже знаем, в этом ей было отказано. Конечно, мы будем продолжать бороться, ходатайствовать и писать жалобы. Мария это будет делать. Она настроена серьезно и оптимистично. Такие вещи не должны оставаться безнаказанными.

Ее заключение под стражу продлено до 8 марта. И мы будем обращаться с ходатайствами в Следственный комитет РБ, чтобы ей изменили меру пресечения, чтобы использовали какую-то более мягкую меру – это может быть домашний арест или личное поручительство. Потому что, на самом деле, необходимости ее нахождения в СИЗО нет при тех следственных действиях, которые проводятся. Но конечно, мы понимаем, что таким образом власть оказывает на нее давление.

– А в следственных действиях есть какие-то подвижки?

– Мы знаем, что следственные действия проводятся. Но, к сожалению, из-за того, что адвокаты находятся под подпиской о неразглашении, каких-то деталей о том, что происходит, мы получить не можем.

– Мария 12 лет прожила в Германии. Как вы думаете, это повлияло на нее, на ее политическую деятельность?

– Я уверена, что это повлияло на Марию, на ее позицию, на понимание свободы. Она, я думаю, почерпнула очень много, находясь в Германии, видя, как это –жить в свободной стране, в стране, где уважают твои ценности, где слышат голос каждого человека. Я думаю, что именно этот опыт, эти 12 лет в Германии, помогли ей и, может быть, подтолкнули ее к тому, чтобы стать политиком в Беларуси.

– Немецкий фонд имени Герхарта и Ренаты Баум присудил Марии премию в области прав человека. Вы получили ее за Марию в Штутгарте. Вы ощущаете сейчас поддержку ее немецких друзей?

 –Да, конечно. Премия фонда Герхарта и Ренаты Баум была вручена на фестивале Eclat. Это фестиваль, с которым Мария сотрудничала много лет, то есть она работала с ними. Это все ее друзья, ее коллеги, которые очень ее любят, хотят видеть ее на свободе. Они постоянно передают приветы, пишут ей письма.

И мы знаем, что как только Мария была похищена в сентябре, сразу же культурное сообщество Германии обратилось к канцлеру Ангеле Меркель с тем, чтобы она потребовала от белорусских властей немедленного освобождения Марии.

И в целом, каждый раз, когда мы обращаемся с ходатайствами, с жалобами в Следственный комитет и другие силовые структуры Беларуси по поводу заключения Марии под стражу, по поводу возбужденных в отношении нее уголовных дел, мы всегда заручаемся поддержкой политиков, депутатов бундестага, Европарламента.

Они также пишут обращения с тем, чтобы ее освободили, чтобы ей изменили меру пресечения. Конечно, эта поддержка очень сильная, мы ее чувствуем, и мы очень благодарны за эту помощь.

– Как еще можно поддержать Марию и других политзаключенных?

– Конечно, сейчас поддержка политзаключенным очень важна –и Марии, и всем остальным, которых уже более 220. Эти люди месяцами находятся под стражей. Нужно как можно больше говорить о них. Это придание огласке, это публикации в соцсетях, статьи, интервью. Об этом нужно как можно больше рассказывать своим друзьям и коллегам не только в Беларуси, но и по всей Европе.

Чтобы поддержать непосредственно политических заключенных, вы можете писать им. Неважно, где вы живете, та весточка –даже пара слов, предложений, которые они получат от вас, –для них будет очень большой поддержкой. Можно отправлять им посылки. Адреса найти очень просто. Сейчас существует уже много интернет-ресурсов, на которых указаны адреса политических заключенных. Можно написать и отправить посылку, либо перевести деньги.

– Татьяна, у вас очень близкие отношения с Марией. Сейчас вы практически стали ее голосом. По чему вы скучаете больше всего? Если Марию освободят, что вы в первую очередь сделаете?

– Я очень скучаю по нашим семейным обедам и ужинам. У нас есть такая традиция. Когда была жива мама, мы обедали вчетвером, всей семьей встречались. Сейчас остался папа, и мы очень любим проводить время вместе. Конечно, я жду не дождусь, когда наступит тот день, когда мы снова сможем быть все вместе, встретиться, поговорить. Мы очень любим смеяться. У нас очень веселая семья, и когда мы просто встретимся –обнимемся и сможем пообщаться, провести вечер вместе.