Ну и ну! Четыре года тюрьмы за брошенные цветы в ОМОН

Парня, который бросал цветы в ОМОН, осудили на четыре года колонии усиленного режима.

Суд Ленинского района Минска 5 февраля осудил 29-летнего художника Александра Нурдинова (на снимке) на четыре года лишения свободы в колонии усиленного режима, передает ПЦ «Вясна».

Минчанина обвинили по двум статьям Уголовного кодекса: ч. 1 ст. 342 и ч. 2 ст. 293, в участии в протестных акциях 9-10 августа, блокировании дорог, возведении баррикад и в том, что он «бросал растительность из клумб в сотрудников органов внутренних дел». Такой приговор вынесла судья Татьяна Шотик.

В чем обвинили Нурдинова?

Согласно обвинению, Александр Нурдинов «вечером 9 августа прошлого года принял участие в несанкционированном массовом мероприятии, происходящим на проспекте Победителей в Минске. Увидев, как правоохранители пресекают противоправные действия других граждан, он сорвал растительность с цветочных клумб и бросил ее в сотрудников органов внутренних дел.

Кроме этого, обвиняемый вместе с неустановленными лицами осуществил блокирование путей транспортных коммуникаций путем выхода на проезжую часть, что повлекло нарушение работы городского пассажирского транспорта.  

На следующий день, 10 августа, мужчина участвовал в массовых беспорядках на перекрестке улиц Сурганова, Куйбышева и Л.Беды в Минске. Находясь в толпе участников, он бросал в сторону сотрудников милиции различные предметы и возводил баррикады на проезжей части, тем самым создал препятствие для сотрудников органов внутренних дел и оказал сопротивление представителям власти».  

В суде прокурор Святослав Великий перечислил десятки маршрутов, которые вынужденно остановили 9 и 10 августа на проспекте Победителей и на улице Сурганова. «Минсктранс» выставил иск за блокирование работы общественного транспорта на сумму — почти 28 тысяч рублей. 

Александр Нурдинов в последнем слове: Четыре года я отсижу — выйду с поднятыми руками, с поднятой головой и с чистой душой

В последнем слове Нурдинов еще раз повторил, что вышел 9 августа за красками. Он заявил, что пришел в парк и увидел 100% факт насилия, что и спровоцировало его на дальнейшее участие. Александр подтвердил, что вышел на дорогу, которая была перекрыта с четырех сторон, на ней не было никаких машин в течение 10-15 минут:

«Я в тот момент думал: что мне дальше делать? Либо спрятаться в кусты и делать вид, что я типа ничего не видел и идти с этим дальше по жизни. А вы знаете, как это просыпаться полгода и слышать этот звук, вероятно, взрыв? Вы — знаете?! Вы не знаете! А я знаю! Особенно, в первое время просто не слышишь. Меня вела душа. Хотите верьте, а хотите — нет. Четыре года я отсижу — выйду с поднятыми руками, с поднятой головой и с чистой душой.

Я пришел на «Ригу», да я согласен, я смотрел, я говорил, посмотреть в глаза, проверить, насколько это чистая правда, насколько это не ложь из интернета или с телевидения, как это все продается сейчас. Я пошел сам для себя изучить, зачем мне слушать другого, если я сам могу увидеть. 

И до 12 часов ни один человек не бросил камня, просто шло строительство баррикад. И я под деревом там рядом наблюдал с 11 часов до 12. Потом я просто перешел дорогу на другую сторону, пока переходил, то сделал эту гребанную фотографию, которую вы мне предъявляете сейчас. Что я сейчас… сколько? Это одна секунда, одна секунда… 

Давайте посчитаем, две минуты на дороге и одна секунда — фотография, вы мне сейчас вешаете иск на 36 тысяч?! Это разве не кража? Это против меня сейчас закон нарушается. И все доказательства есть.

Уважаемая судья, помните, Вы спросили, почему я сказал, что сразу побежал, а там на видео было видно, что не сразу. Помните? Помните. А есть еще видео, где видно, что за моей спиной возле «Риги» в этот момент есть куча людей. 

А знаете, как я вспомнил? Я познакомился с блогером, который как раз в это время снимал видео с репортажа, в тот момент, когда я шел делать фальшбросок. Если по-настоящему взять и посмотреть видео, то видно, что я иду к куче камней, а потом резко передумываю и иду назад, у меня пустая рука всегда была. 

Второй мах — это был следующий за первым, соответственно, у меня не было вообще камней. И я говорю, я не помню, я говорил в РУВД, что я не помню, они подумали, что они проскочат, у них проскочит и проскочило. В чем я виноват? Спасибо! Я не хочу больше ничего говорить. Смотрите сами…»

Обвиняемый не признал вину по ст. 293 Уголовного кодекса. По ст. 342 УК признал частично: он признал, что бросал растения, но не то, что блокировал движение транспорта и другие действия, которые ему инкриминируются.

Чем все закончилось?

Государственный обвинитель Святослав Великий 28 января запросил у суда для Александра Нурдинова 4 года лишения свободы в колонии в условиях усиленного режима. Судья суда Татьяна Шотик 5 февраля назначила Нурдинову именно такое наказание. Иск «Минсктранса» решили передать на рассмотрение в гражданском судопроизводстве.

Напомним, что мы проводили параллели этого дела с делами времен товарища Сталина. Наша действительность оказалась хуже.