Особое мнение: Чего же они так боятся?

Если «силовики», осуществляя политические репрессии, выступают от имени государства, имеющего монополию на насилие, то почему они так прячутся за балаклавами и вымышленными именами?

Политический обозреватель Валерий Карбалевич попытался ответить на этот вопрос.

Известный социолог Макс Вебер констатировал, что монополия на насилие является важнейшей функцией государства, которую не могут выполнять другие организации и общественные учреждения. Однако, наблюдая за процессами, которые происходят в Беларуси сегодня, эта политологическая аксиома требует определенной коррекции.

Дело в том, что те лица, которые устраивают политические репрессии, всячески скрывают свою принадлежность к государственным органам.

Большинство из 30 с лишним тысяч граждан, попавших в автозаки, задержали неизвестные лица в форме без опознавательных знаков или вообще в гражданской одежде. Они не представлялись и скрывали лица. 

Сотрудники МВД выступают свидетелями в судах анонимно. Погромы в минских дворах также устраивают неизвестные лица. Которые, как показала история с трагической гибелью Романа Бондаренко, имеют карт-бланш на убийство.

Если эти люди выступают от имени государства, имеющего монополию на насилие, то ради чего они так маскируются?

Второй момент. Насилие от имени государства должно происходить по определенным правилам, которые в цивилизованном обществе называются законами. 

Формально законы есть, однако в Беларуси они в таких ситуациях перестали действовать. Не по одному из убийств протестующих (включая Романа Бондаренко) не завели уголовное дело. С точки зрения юриспруденции ситуация феноменальная: убийство есть, а уголовного дела нет.

Люди прячутся тогда, когда хорошо понимают, что делают что-то нехорошее, неправильное, незаконное, вопреки мнению большинства населения. 

И вряд ли стоит верить их заявлениям, что они якобы спасают страну. Ведь в таком случае народ их считал бы героями. А в любом обществе героев публично чествуют, их имена, портреты сияют на информационном экране. 

Сейчас же происходит с точностью до наоборот. Их всячески скрывают, и сами они прячутся. Ведут себя не как герои, а наоборот, как антигерои. Ведь понимают, что не олицетворяют не только волю народа, а даже в полном смысле волю государства.

Возникает логичный вопрос: может, эти люди действуют не от имени государства?

И здесь стоит обратить внимание на такое обстоятельство.

Легитимность Александра Лукашенко в качестве президента Беларуси, скажем мягко, вызывает большие сомнения. Вероятно, что силовики, выполняющие его приказы, это понимают. Они подсознательно чувствуют, что выполняют не роль правоохранителей, а функции личной гвардии своего босса.

И тогда все становится на свои места, все логично. Они не государственные служащие, а члены лукашенковской команды, группировки, или как еще ее назвать. 

В таком случае, как можно требовать от них действовать открыто, не скрываться, соблюдать закон? Если, как отметил их босс, «иногда не до законов».