Свидетели в балаклавах не уйдут от ответственности, каждый судья известен

Численность белорусских судей составляет свыше 1200 человек, причем, более 2/3 из них – женщины.

Говорят, война – дело мужское. Но на нашей войне активно орудуют женщины. Почему они настолько жестоки? Об этом – разговор «Белорусского партизана» с доктором юридических наук, профессором Михаилом Пастуховым.

— Сейчас эпицентр репрессий переместился в суды. Как получилось, что каждый политический судебный процесс или приговор — это шок?

— При действующей власти суды стали орудием расправы с неугодными людьми. Пользуясь своим положением, они выносят наказания и тем самым, создается видимость какой-то законности. На самом деле нынешние судьи являются соучастниками того, что происходит. По моему мнению, группа власти превратилась в корпорацию, которая удерживает в заложниках население страны. И в этой корпорации судам отведена роль карательных органов.

— Сколько в стране судей? Почему все они послушно выполняют политический заказ?

— Сейчас численность белорусских судей составляет свыше 1200 чел. Причем, более 2/3 из них – женщины. Это объясняется тем, что основным резервом судебных кадров являются секретари судебных заседаний, которые пишут протоколы и занимаются иной рутинной работой. За время своей деятельности они адаптируются, получают заочное юридическое образование. После достижения 25-летнего возраста их продвигают на судебную должность как хорошо обученных и проверенных работников. Для этого имеются стимулы: резкий рост зарплаты, присвоение высокого класса госслужащего, возможность получения служебного жилья, перспективы карьерного роста. К тому же такие судьи хорошо знают, что от них хотят власть предержащие.

Судьи находятся под пристальным вниманием вышестоящих и контрольных органов. Они проходят периодические аттестации на предмет профессиональной грамотности и политической лояльности. Они действуют строго по указаниям своего начальства и не решаются ему перечить. От этого зависит их зарплата (в том числе премиальные) и перспективы роста (продление контракта). Судьи, как и «силовики», находятся под прикрытием «системы» и знают, что им ничего не будет в случае выполнения «заказов».

— В отличие от людей в балаклавах, выступающих в качестве потерпевших и свидетелей в судах, у судьи есть фамилия и имя. По прошествии времени такого судью могут судить за неправомерные приговоры и наказания? 

— Да, судьям приходится делать свою работу публично. Их фамилии и подписи остаются под каждым озвученным решением как следы либо законной, либо противоправной деятельности. Если сменится система власти, то у них не будет «крыши», которая раньше защищала от гнева несправедливо осужденных. Весьма вероятно, что им придется отвечать по всей строгости закона.

Однако при нынешней системе власти судьи не могут действовать по-иному. Более того, их прошение об отставке может быть расценено как предательство по отношению к взрастившей их власти. Таких судей могут привлечь к уголовной ответственности по надуманным (например, инсценировать передачу взятки) или реальным обвинениям.

На мой взгляд, в новых условиях следует провести тотальную кадровую чистку судов. Для этого надо ввести принцип выборности судей. После рекомендации кандидата на замещение должности судьи со стороны органа судейского самоуправления он должен получить поддержку представительного органа власти (парламента – для судей высших судов, местного представительного органа – для остальных судей). Только новые судьи, свободные от уз прошлой системы могут вершить законное правосудие. В частности, они могут легко пересмотреть все дела прошлых лет, а также бестрепетно провести процессы в отношении тех бывших судей, которые совершили преступления против правосудия.

— Политзаключенные в Беларуси появились не сегодня. Весь мир знал об этой проблеме. Почему несмотря на все усилия, политзаключенных стало не меньше, а значительно больше?  

— Сейчас, по данным правозащитников, таких лиц почти 200 чел. На мой взгляд, это произошло по той причине, что после распада СССР белорусы так и не обрели свободы. Советско-партийный режим быстро сменился режимом единоличной власти. Он стал еще жестче, чем власть при коммунистах. Система власти была построена на принципе личной преданности и круговой поруке. Во всех сферах жизни был установлен жесткий контроль из центра: в сфере экономики, финансов, СМИ, выборов. Произошла «зачистка» в сфере деятельности политических партий и иных общественных организаций. На местах сформирована «президентская вертикаль». В результате страна превратилась в режимный лагерь с многочисленными надсмотрщиками и контролерами. Любая активность и недовольство жестоко подавляются.

Позитивным фактором является то, что многие граждане осознали свое бесправное и зависимое положение и поняли, что представляет собой действующая власть. Растет общественное сознание и солидарность людей. В то же время власть ослабевает, теряет свой потенциал, деградирует. Время перемен приблизилось. События в России дают дополнительную надежду, поскольку там такой же режим, как и в Беларуси. Поэтому наше освобождение от гнета власти является общим делом. Думаю, что скоро солнце взойдет на нашем небосклоне и наполнит жизнь светом и радостью.

«Белорусский партизан»