Под Слуцком строили лагерь для протестующих белорусов

Один из участников строительства под Слуцком некоего подобия концентрационного лагеря для участников протестов в августе 2020 года рассказал подробности.

Он вышел на связь со “Свободой» (перевод: БП)

Напомним, 19 января были опубликованы свидетельства фотографа издания «Новы Час», бывшего милиционера Дмитрия Дмитриева, который 14-15 августа находился на территории лагеря под Слуцком, куда попал с Окрестина. 

Дмитриев рассказал, что вспомнил о том месте после публикации записей высказываний Николая Карпенкова о разрешении на создание в Беларуси концентрационных лагерей для протестующих.

«Темно, огражденная территория, люди с собаками»

Свобода поговорила еще с двумя бывшими заключенными лагеря под Слуцком. Один из них, Дмитрий Федорук, тоже попал в лагерь 14 августа с Окрестина.

«Нам не говорили, куда везут, — рассказывает Дмитрий. — Привезли, поставили на холодном воздухе, у стены. Мы были в одних футболках, холодно было очень. Потом отвели в душ, поморозили еще мокрыми. Потом пришел представитель внутренних войск и сказал, что мы находимся в Слуцком ИВС. Я в голове перекрутил условно свои знания о белорусских тюрьмах и понял, что в Слуцке такого учреждения нет. Было темно, огороженная территория, люди с собаками. Абсолютно непонятно, где мы находились»

Дмитрий говорит, что им запрещали оглядываться и поднимать голову. Ночевали задержанные в бараке, всего их было там около 150 человек. Барак напоминал военную казарму. Освобождали всех на следующий день по спискам. Перед освобождением всем давали подписать бумагу, где предупреждали об уголовной ответственности в случае повторного задержания.

Еще один бывший узник лагеря под Слуцком пожелал остаться анонимным. Он рассказал, что попал туда после того, как 10 августа его случайно задержали в Минске. В Слуцк привезли через несколько дней с Окрестина.

«Это был лагерь, — говорит собеседник. — Стены, вышки, колючая проволока. Все в лесу, далеко от дороги. Территория довольно большая, в нашем бараке было около 100 человек. Всего таких бараков было еще 3-4, сейчас я точно не припомню. Нам сказали, что если мы не будем выполнять распоряжения администрации, то вернемся обратно на Окрестина. 

Трудно сейчас вспоминать о том месте. Мы все осматривались по сторонам и думали только о том, чтобы быстрее оттуда выбраться. Это был наполовину тюремный режим. Охраняли нас люди, которые обычно работают с алкоголиками»