Особое мнение: Лукашенко попытается уйти от темы политической реформы

Политолог Денис Мельянцов размышляет о транзите власти в Беларуси.

Почти два месяца назад я писал о сценарии реформы власти при помощи Всебелорусского народного собрания (ВНС), согласно которому этот орган превращается в надстройку над парламентом, концентрирует в себе большой объём власти, перемещая её от АП и должности президента. 

Хотя я и сделал оговорку, о том, что вероятно вброс о конституционной трансформации ВНС — это пробный шар, тем не менее на тот момент всё выглядело вполне логично. Да и российские источники, знакомые с темой, вполне уверенно заявляли о том, что ВНС будет конституционным органом, а Лукашенко станет его генсеком (вероятно, это было частью сочинских соглашений).

Но ситуация изменилась. На сегодняшний день можно с большой долей уверенности прогнозировать, что ничего такого не произойдёт, и власть вообще постарается уйти от темы политической реформы, по крайней мере в этом году. Это следует не только из заявлений самого Лукашенко, но и по целому ряду факторов, которые позволяют говорить об изменившейся оценке ситуации властной вертикалью. 

Главные из них — это:

1) Прекращение протестов в опасной для власти форме, и возвращение полного контроля над ситуацией, что вообще снимает срочность реформы как одного из методов урегулирования;

2) Снова появился запрос на многовекторность — это следствие первого фактора и свидетельство желания Минска уйти из-под усилившегося влияния Кремля. В ближайшее время мы станем свидетелями постепенного возвращения белорусско-российских отношений в привычное конфликтное русло. По крайней мере попытки такого возвращения;

3) В Минске пристально наблюдают за развёртыванием внутриполитического конфликта в самой России, что с одной стороны отвлечёт Кремль от белорусской проблематики, а с другой — потребует монолитности и сосредоточенности власти на случай, если ситуация в РФ выйдет из-под контроля. В такой ситуации не до реформ.

То есть, в некотором роде повторяется ситуация 2010 года, когда тогдашняя «плошча» затормозила реформу политической системы, которую планировали накануне. С той разницей, что сейчас дополнительными стимулами реформы стали сами протесты и договорённости с Россией. 

Но общая логика такова, что в ситуации общей политической нестабильности транзит (да и любые реформы) власти проводить рискованно. Но вот ведь вопрос — будет ли когда-нибудь для этого достаточно стабильно?