Как на войне. «Я просил, чтобы мне удалили только два пальца»

Три истории из тех, которые беларусы не забудут никогда

На снимке: Минск, август 2020, Фото носит иллюстративный характер.

Уже больше четырех месяцев силовики продолжают применять спецсредства против беларусов, которые выходят на улицы, чтобы высказать свое несогласие с насилием и беспределом. Им бросают прямо под ноги светошумовые гранаты, стреляют на поражение, избивают дубинками. В результате несколько человек погибли, а сотни получили ранения различной степени тяжести. Никто из силовиков к ответственности привлечен не был, чего не скажешь о пострадавших, на которых заводят административные и уголовные дела. DW узнал, как сейчас себя чувствуют трое серьезно пострадавших во время протестов беларусов, и что с ними происходит.

«Потом приехала судмедэксперт, интересовалась, где одежда и почему я не забрал разорванный кроссовок»

https://belaruspartisan.by/upload/medialibrary/088/088ad843ac30e9dbfac92f2cefd9a44b.jpg

Фото: социальные сети Георгия.

«На каталке привезли в реанимацию, операцию делали под общим наркозом, последнее, что я помню, как просил, чтобы мне удалили только два пальца. Когда очнулся, понял, что не могу смотреть на свою ногу», — вспоминает 33-летний минчанин Георгий Сайковский. После участия в протестах он оказался в инвалидном кресле — из-за ранения осколком светошумовой гранаты ему ампутировали часть стопы.

Сайковский признается, что вечером 10 августа целенаправленно шел на протесты — был возмущен итогами выборов. Когда демонстранты узнали, что к станции метро «Пушкинская» выдвинулись силовики, стали блокировать дорогу, рассказывает он. «Силовики поехали по зеленым зонам, и начался какой-то 41-й год. В один момент я не увернулся от светошумовой гранаты. Прилетел осколок, разорвало кроссовок, я дополз до клумбы, там меня уже подхватили люди», — говорит пострадавший. Мужчину посадили в первую попавшуюся машину и отвезли в больницу. Там он провел 51 день.

За это время Сайковского успели посетить следователь и судмедэксперт: «Следователь спрашивала, могли ли бросить гранату протестующие или из окна ближайшего дома. Я предложил ей написать, что наступил на снаряд времен Второй мировой войны. Потом приехала судмедэксперт, интересовалась, где одежда и почему я не забрал разорванный кроссовок».

Георгий говорит, что подал два заявления в правоохранительные органы, но виновных до сих пор нет, зато его самого теперь хотят привлечь к административной ответственности за участие в несанкционированных массовых мероприятиях.

С 1 ноября Георгий Сайковский находится на реабилитации в Польше. Вместе с ним в центре сейчас более 20 беларусов, пострадавших во время протестов. Георгий передвигается в инвалидном кресле. Протез, который вновь позволит ему ходить, могут сделать и правильно поставить только в Израиле или США. «На реабилитации в Польше буду до 25 декабря, потом планирую подать документы на программу Кастуся Калиновского (стипендиальная программа польского правительства. — Ред.). Если не поступлю, уеду в Украину», — делится своими планами Георгий Сайковский.

«Мелкие осколки до сих пор могу нащупать»

https://belaruspartisan.by/upload/medialibrary/69a/69a204a20cd2929f76e10d42bdfa31e8.jpg

Так Роман выглядит уже после лечения. Фото: svaboda.org

Долгая реабилитация потребовалась и 30-летнему Роману Зайцеву. Он рассказывает, что получил ранение вечером 9 августа.»В районе стелы «Минск — город-герой» было много людей. Дорогу колонне перегородили силовики, они стояли напротив в метрах 20-30, потом двинулись вперед, вначале светошумовые гранаты бросали перед толпой, а когда подъехали водометы, началось наступление. Через пару секунд в меня ударилась граната и взорвалась на груди», — вспоминает Роман Зайцев.

После взрыва у мужчины, по его словам, лопнули барабанные перепонки, но сознание он не потерял и смог отползти на несколько метров. «Изо рта кровь шла, я сам весь в крови был, посмотрел на правую руку, торчали кости двух пальцев. Я еще немного прополз и упал на бок, меня подхватили какие-то ребята, отнесли к „скорой“, — рассказывает мужчина. — Там сделали укол, поставили капельницу, заклеили раны. Потом или я потерял сознание, или начал действовать наркоз».

Почти трое суток Зайцев был в медикаментозной коме, очнулся в реанимации военного госпиталя. По его словам, врачи удивлялись, что он выжил: «У меня был ушиб сердца, осколком пробито легкое. Неделю провел в реанимации, потом перевели в хирургию, сделали, наверное, с десяток операций — извлекали осколки, правда, только те, которые были видны, мелкие до сих пор могу нащупать».

Роман Зайцев пробыл в госпитале месяц, а недавно мужчине провели операцию по восстановлению барабанной перепонки: «Сейчас раны почти не болят. Слух должен вернуться где-то через год, — отмечает Зайцев. — Когда я лежал в госпитале, приходили из Следственного комитета, было заведено уголовное дело по факту ранения, меня опрашивали. Потом дело передали другому следователю, кому, не сказали. Два раза приходили отписки: МВД считает, что в их действиях состава преступления нет».

«Оказывается, я прохожу, по уголовному делу»

https://belaruspartisan.by/upload/medialibrary/792/79251fcb27ea93dbf3c3b72c3ffee689.jpg

Фото: Ольга Шукайло / TUT.BY

30-летний Михаил Малащенко, как и Роман Зайцев, ранение получил вечером 9 августа во время наступления силовиков в районе стелы «Минск-город-герой». Он рассказывает, что был в первом ряду протестующих, от оцепления его отделяло около 30 метров. Когда к силовикам подтянулось подкрепление, они начали наступать и забрасывать толпу гранатами, вспоминает Михаил.

«Было очень громко, я закрыл уши, в этот момент и получил пулю в шею. Я ощутил сильный удар в области груди, сбилось дыхание, подумал, что в меня попал какой-то снаряд. Возможно, так оно и было, потому что у меня не только огнестрельное ранение шеи, но и ожог в области плеча, — рассказывает Малащенко. — Конечно, я не видел, кто в меня стрелял, но, думаю, при желании найти стрелявшего не составит труда. Тем более в СМИ есть видео с этим наступлением силовиков».

После ранения мужчина постарался выбраться из толпы и найти «скорую». В дежурной машине ему оказали первую помощь и через какое-то время отвезли в 10-ю больницу. Там провели операцию, извлекли пулю. В больнице Михаил пробыл до 26 августа. После выписки Малащенко обратился в Следственный комитет РБ. Недавно ему пришло уведомление, что дело закрыто, так как травма отнесена к категории легких, а стрелявшего найти невозможно. «В начале декабря по адресу, где я прописан, но не проживаю, приходили с обыском. Оказывается, я прохожу, по уголовному делу, правда, до сих пор не знаю, какое это дело и в каком качестве я в нем фигурирую», — говорит Малащенко.

Татьяна НЕВЕДОМСКАЯ