Бывший помощник Лукашенко высказался против насилия

Виктор Кучинский в 90-х и нулевых годах был достаточно видным политиком. Без малого 20 лет — депутатом.

Виктор Кучинский в 90-х и нулевых годах был достаточно видным политиком. Без малого 20 лет — депутатом. На первых президентских выборах оказался доверенным лицом кандидата Лукашенко, потом 7 лет был помощником президента по особым поручениям — директором Департамента по гуманитарной деятельности при президенте. После окончания политической карьеры в 2008 году работал в коммерческих структурах и редко давал интервью. Но сейчас откликнулся на просьбу TUT.BY прокомментировать происходящие в стране процессы.

— Мне грустно видеть все то, что происходит сегодня в Беларуси. Я не приемлю насилие, с чьей бы стороны оно ни исходило. Может, не обладаю всей информацией, но те кадры, что видел в интернете, у меня в голове не укладываются. Например, возьмем известный эпизод, когда байкер лежит, а омоновец лупит его дубинкой, как будто дрова колет. Другой случай — 20 силовиков, выстроившись в ряд, начинают оскорблять, бить дубинками и ногами людей, которые выходят из автозака. Я не понимаю, в чем смысл такого жестокого отношения к человеку, для чего это делать. Ведь это не убийцы, не террористы, не наркоманы. Это наши граждане. Поэтому я осуждаю непропорциональное применение силы. Если государство доверило тебе этот инструмент, ты должен руководствоваться законодательством, которое регулирует применение спецсредств и оружия. Но если допустить, что у нас наступил правовой нигилизм, то последствия будут печальные.

Кто такой Виктор Кучинский

— Как вы считаете, почему народ уже почти 3 месяца протестует, а силовики так себя ведут?

— Избирательная кампания со стороны властей была полностью провалена. Александр Григорьевич должен был создать свою партию. А то насоздавали БРСМ, «Белую Русь»… Они не выполняют своих функций.

Власть упустила работу с молодежью. Тем, кто родился в 1990-м году, сейчас по 30 лет, кто родился в 2000-м — 20 лет. А основной контингент тех, кто выходит сейчас на улицы — 18−45 лет. Этим молодым людям надо строить наше государство завтра. Не надо думать, что они такие глупые. Они на порядок образованнее и информированнее, чем мы 30 лет назад. Они хорошо ориентируются в новых технологиях, прекрасно общаются, получают информацию из разных источников, не смотрят телевизор, за галочки работать не будут. Надо понимать, что мир изменился. И если хочешь, чтобы у тебя было все правильно, то надо двигаться вперед.

Могу высказать свою личную точку зрения. Была допущена большая ошибка со стороны власти в части чрезмерного применения силы. Это явилось главной движущей силой того, что люди выходят с протестами до сих пор. Если бы этого [применения силы] не произошло, то была бы совершенно другая ситуация. Понимаете, белорусы внешне спокойные и «памяркоўныя» люди, но вспомните Вторую мировую войну, сколько наших людей ушли в партизаны и оказали самое сильное сопротивление немцам. Мне кажется, что сопротивление проснулось у белорусов на уровне подсознания.

— Но много лет белорусы были аполитичными. Властям удавалось быстро гасить протесты.

— Аполитичность людей была обусловлена тем, что они привыкли к той политической системе, в которой жили.

Сейчас в новостях говорят про некую оппозицию. У нас какая-то политическая партия взяла ответственность за протесты? Нет. Если считать оппозицией бело-красно-белый флаг, то это не оппозиция, а всего лишь символ протеста. Но самой оппозиции на улицах не видно. Наши люди выходят на улицу с позицией. Они не могут понять, что происходит. Люди сами самостоятельно организовались и стали проводить собственную политическую линию.

Гоняться за людьми только лишь потому, что они с бело-красно-белыми флагами, — это самая большая глупость [со стороны власти]. С символами невозможно бороться. Когда вы срезаете бело-красные ленточки, снимаете БЧБ-флаги, то вспоминайте историю. «Погоня» — это исторический символ Великого княжества Литовского. БЧБ-флаг берет начало из XVI века. Всякое бывало с этим флагом.

Я не считаю, что белорусский народ с этим флагом предавал себя и делал непонятно что во времена Великой отечественной войны, как нам это сейчас приписывают. Стоит напомнить, что армия генерала Власова воевала против СССР под теперешним российским триколором. Но его там никто не отменяет. А страны Европы в той войне шли под другими «сцягамi»? Но они не отказываются от своей национальной символики. Не стоит также забывать, что БЧБ-флаг был государственным флагом нашей страны. Именно под ним Александр Григорьевич в 1994 году давал присягу [на верность стране и народу].

— Периодически доводится слышать о внешнем вмешательстве со стороны стран Запада и России в дела Беларуси. Имеет ли место такое?

— У нас «цэрэушники» сидели в избирательных комиссиях или в Администрации президента? Что касается вещания [телеканала «Белсат», телеграм-каналов] из Польши, то чему удивляться. Ранее «Голос Америки» и другие радиостанции вещали на весь Советский Союз. Понятное дело, что Евросоюз, США в противостоянии с Россией преследуют свои интересы. Они не хотят возрождения Российской империи или СССР 2.0. Они хотят, чтобы Беларусь не отошла России, а оставалась суверенным нейтральным государством. Для России также лучше, чтобы Беларусь не отошла к Евросоюзу и оставалась нейтральным государством.

Если бы Запад по-настоящему вмешался, то здесь бы все это почувствовали. Как это было в Украине. За последние 30 лет мы видели немало примеров, когда Америка входила в какую-то страну и решала свои задачи. Вы это видите сейчас в преломлении на Беларусь? Поэтому я не вижу вмешательства в прямой форме во внутренние дела Беларуси.

Если идет определенная работа западных спецслужб, то для противостояния у нас есть Комитет госбезопасности. Пусть ловит шпионов, если считает, что они бегают по нашим улицам. А видеть в каждом белорусе шпиона или продавшегося полякам — это неправильно.

Надо честно признать, что Россия всегда рассматривала Беларусь с точки зрения своих владений. Но вместе с тем прямого вмешательства, которое видели в других странах или которого опасаемся, то такого нет. У нас до сих пор нет антироссийских лозунгов. Есть определенная риторика в отношении Путина. Но нет претензий к российскому народу в целом. А то что сюда приезжали российские пропагандисты и выполняли определенную работу при дефиците местных специалистов, то ничего страшного здесь не вижу. У нас же в конце концов есть Союзное государство. Пусть и на бумаге. Ну и не стоит забывать, что благодаря этому союзному договору Беларусь получала определенные преференции.

Я не считаю, что прямо сейчас есть прямое вмешательство России и Запада в дела Беларуси. Я скорее полагаю, что есть договоренность между Россией и Западом в отношении нашего государства, что никто не будет делать резких движений, чтобы не наломать еще больше дров, чем уже нарублено за эти несколько месяцев.

— У вас есть идеи, предложения, как можно нормализовать ситуацию в Беларуси?

— Дубинка еще никого не заставила любить. Сила — это самый низкий приоритет управления. Прежде чем дойти до применения силы, надо использовать все остальные. Это значит, что с народом надо разговаривать, а не вести диалог с помощью дубинок.

— Если верить «Пулу Первого», то Лукашенко заверил госсекретаря США Майка Помпео, что в стране ведется «активный национальный диалог». Но пока все зафиксировали только четырехчасовой разговор «без прессы» Лукашенко с политзаключенными в СИЗО КГБ.

— Мне сложно сказать, какие были мотивы визита Александра Григорьевича в СИЗО КГБ. Возможно, найти точки соприкосновения с теми, кто там находится, и, соответственно, уменьшить потрясения, которые имеют место сейчас.

Полноценный диалог сегодня возможен, но нужна добрая воля всех заинтересованных сторон.

— Что бы вы сделали первым делом?

— Я бы сегодня выпустил всех без исключения политзаключенных. Вернулся бы к Конституции 1994 года. Наверное, надо провести парламентские слушания по всем произошедшим событиям. Не стоит уходить от проблемы. С людьми надо разговаривать. Если этого не будет, то можно скатиться в омут. Ничего хорошего не будет.

— В свое время вы стали известным благодаря фразе «Я готов с гранатометом в руках защищать президента», сказанной во время кампании по выборам президента 1994 года. Сейчас, я так понимаю, вы уже не готовы защищать Лукашенко подобным образом?

— Эта реплика была вырвана из контекста и стала потом кочевать в прессе, что Кучинский только защищал Лукашенко и больше ничего. Я от своих слов не отказываюсь, они были сказаны в ходе дебатов. Если бы сегодня была интервенция извне, к нам приземлились инопланетяне свергать правительство, того же Александра Григорьевича, то я бы, конечно, защищал их и свою страну. Но это не значит, что я должен защищать насилие в нашем государстве. Мне это не нравится. Я не хочу, чтобы к нам вернулись ни 1917, 1920, 1924, 1929 или 1937 годы. Тогда пострадали многие мои родственники. Я хочу, чтобы турбулентность, которая у нас есть, поскорее закончилась. Я хочу, чтобы у нас развивалось местное самоуправление, чтобы люди сами выбирали председателей райисполкомов и так далее.

В 1990 году я был самовыдвиженец, об этом мало кто знает. Меня тогда поддержали офицеры и выдвинули кандидатом в народные депутаты БССР. Поэтому я поддерживаю белорусский народ. Я против того, чтобы людей убивали и избивали дубинками. Я очень сожалею, что сейчас происходит в Минске и других городах Беларуси.

— Ваша супруга Ия Малкина — известный белорусский чиновник. Сейчас она трудится в Москве помощником председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии Михаила Мясниковича. Не возникают ли в семье споры на политические темы?

— Я не разговариваю со своей женой на политические темы. У каждого может быть своя точка зрения. Считаю, что семья не для того, чтобы выяснять, кто за Александра Григорьевича или бело-красно-белый флаг. Но думаю, что у нас особых разногласий не будет, потому что я и она по своей сути государственники.

Александр Заяц, TUT.BY