Сильные и уверенные так не суетятся

Политолог Валерий Карбалевич — о том, почему власти отменили митинг в поддержку Лукашенко.

Последний раз перед нынешним кризисом правящий режим собирал митинги в свою поддержку в 1996 году. Это был период плебисцитарной демократии, когда Лукашенко апеллировал к народу через голову номенклатуры и всех государственных институтов. 

Тогда он боролся с оппонентами за установление авторитарного режима, и ему нужна была поддержка общества. Поэтому был включен механизм политической мобилизации сторонников в виде митингов.

После того, как желаемое было достигнуто, потребность Лукашенко в публичной общественной поддержке исчезла. Основной опорой стал государственный аппарат. Был включен механизм демобилизации. Власти искусственно создавали атмосферу деполитизации, атомизации общества. 

Все выборы власти стремились провести вне политической плоскости как техническую процедуру. В последнее время даже явка граждан на участки для голосования не была нужна, избирательная машина сама давала нужный результат. Населению присылался месседж: политика — не для народа, в стране есть только один политик, он все и решит.

Во время президентской кампании 2020 года Лукашенко также не видел необходимости мобилизовать свой электорат. Были только два хилых пикета в Минске. Ставка привычно делалась на безупречную работу государственного аппарата, избирательной машины и ОМОНа.

И только когда народ вышел на улицу, власть опомнилась. И начала делать то, чего не только не делала четверть века, но и с чем боролась. То есть включила режим мобилизации своих сторонников. 

Получилось неубедительно. Количество людей, которых власти смогли загнать на провластные митинги, было несоизмеримым с количеством добровольных участников протеста. Известно, что если инструмент долгое время не применяется, то он ржавеет.

И самое главное. Вот прокурор Минска Олег Лаврухин в эфире телеканала СТВ 18 октября заявил, что провластные митинги не подпадают под действие закона «О массовых мероприятиях», так как они организуются по инициативе государственных органов. Никакого особого секрета он не открыл, однако признание показательно.

То есть провластные митинги проводят власти, мобилизуя сотрудников государственного аппарата и частично бюджетников для поддержки самой власти. То есть сами для себя. И объявляют это какой-то народной акцией.

Значит, речь идет о сплошной имитации народной поддержки. Причем все понимают, что это имитация. Это понимает то антилукашенковское большинство, которое выходит на акции протеста. Это хорошо понимает номенклатура, которая сама их организует.

Тогда зачем и для кого проводится эта имитация?

Здесь следует отметить, что вся государственная система полностью основана на имитации. 

В Беларуси нет нормального парламента, местных советов, Конституционного суда, судебной системы, профсоюзов, выборов и многого другого. Есть только их суррогаты. Для такой системы имитация — норма.

Думаю, запланированный митинг должен был создать нужную картинку для двух адресатов. Прежде всего для тех людей, которые получают информацию с БТ. И для самого Лукашенко. Видимо, его окружение стремится создать иллюзию, что он еще имеет поддержку народа.

Почему же отменили запланированный на воскресенье мегамитинг? Разумеется, ссылку на коронавирус никто не воспринимает всерьез. Ведь когда планировали митинг, то разве власти ничего не знали об опасности пандемии? Думаю, существует несколько причин, которые не противоречат друг другу.

Возможно, власти посчитали вероятное количество участников провластного митинга и пришли к выводу, что их будет меньше, чем на альтернативной акции противников Лукашенко. И это могло иметь отрицательный эффект.

Принудительная мобилизация людей под угрозой увольнения с работы могла вызвать конфликты в трудовых коллективах. Много работников отказывались участвовать в этом мероприятии. То есть митинг мог вызвать дополнительную конфликтогенность в обществе, что на фоне наэлектризованной ситуации стало бы дополнительным фактором недовольства режимом.

Две массовые акции в одном городе могли бы вызвать столкновения между их участниками.

Кроме того, в колонну под красно-зелеными флагами могли проникнуть люди с бело-красно-белыми флагами и испортить всю игру. Призывы это сделать уже звучали в социальных сетях.

Нечто подобное произошло в Румынии в 1989 году. Тогдашний диктатор Николай Чаушеску собрал митинг в свою поддержку. Но вскоре митингующие стали кричать антиправительственные лозунги, и Чаушеску должен был бежать. Опасность повторения той истории, возможно, и остановила инициаторов провластного митинга.

Из внимания на то, что провластный митинг прошел бы под охраной милиции, разгонять, хватать, бить участников альтернативной акции протеста выглядело бы очень некрасиво. Это связывало ОМОНу руки. А теперь руки развязаны.

Наконец, совершенно конспирологическая версия. Возможно, отмена провластного митинга связана со вчерашним визитом в Минск директора Службы внешней разведки России Сергея Нарышкина

Вероятно, он привез Лукашенко послание от Путина и, возможно, содержание его было примерно таким: нужно принимать меры, чтобы разрядить политическую атмосферу в стране, искать согласие, а не создавать дополнительные основания для роста политического напряжения, обострения конфликта.

В любом случае сначала попытка организации мегамитинга, а потом его отмена свидетельствуют о неуверенности, слабости существующего режима. Сильные и уверенные так не суетятся.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ, радио «Свабода», перевод «БП»