Служил во внутренних войсках и 10 лет отработал в тюрьме. А попал на Окрестина и умер

41-летний Денис К. 29 сентября был доставлен в больницу из ИВС на Окрестина с множеством жутких травм и 3 октября скончался в реанимации больницы скорой медицинской помощи.

Семья мужчины, как и любой здравомыслящий человек, не верит в официальную версию следователей о «падении со второго яруса кровати». Belsat.eu выяснил некоторые подробности его биографии

«Он не мог найти себя»

Брат умершего Павел рассказал, что Денис проходил срочную службу во внутренних войсках, в в/ч 7404, (4-я отдельная специальная милицейская бригада).

«После службы он устроился по контракту в исправительную колонию №1, где отработал десять лет, с 1998-го до расформирования в 2008-м. Он не был офицером. Работал все время начальником караула», – говорит он.

Колония №1 на улице Кальварийской в Минске была расформирована в конце 2008 года после громкого инцидента: один из узников захватил в заложники медсестру и офицера. 

Переговоры вел тогдашний министр внутренних дел Владимир Наумов, в результате захватчика ликвидировали. Некоторых сотрудников колонии отметили наградами. В открытых источниках фамилия Кузнецова в связи с этой историей не упоминается.

Позже, по словам брата, Денис «с органами не сотрудничал».

«Подрабатывал охранником, а в последнее время занимался строительством на шабашках. Официально нигде не был устроен. Где именно он работал, мы не знаем, не говорили об этом. Он не мог найти себя», – объясняет Павел.

«Я прекрасно понимаю, что его убили»

Своей семьи Денис не завел: он жил с матерью, которой тоже ничего особо не рассказывал о своей работе. На вопрос, возникали ли у него проблемы с законом, привлекался ли ранее к ответственности, брат говорит:

«Точно утверждать я не берусь, потому что не знаю. Скорее всего, не привлекался. Ничего серьезного он не мог сделать, потому что был очень хорошим. Никогда не дрался, домой то щенка принесет, то котенка…»

Павел утверждает, что у брата никогда не возникало конфликтов на службе, врагов у него не было. Из бывших сослуживцев Денис близко дружил только с одним. Когда стало известно о гибели, тот принес матери цветы. Belsat.eu пока не смог связаться с этим человеком.

Родственники Дениса уверены, что официальная версия Следственного комитета не соответствует реальности.

«Как можно получить такие травмы, просто упав с кровати? Это был своего рода самосуд, но никто не имеет такого права… я прекрасно понимаю, что его убили, это сто процентов – или милиция, или сокамерники. Другой версии быть не может. Я не знаю, как именно все произошло. По его словам, его избили сотрудники — это были последние слова», – говорит Павел.

В выходные 26-27 сентября они вместе с братом отдыхали на даче.

«О политике разговоров не вели, только о семейных делах. Ничего удивительного в поведении Дениса я не заметил. Разве только какой-то грустный он был, возможно, что-то чувствовал. Когда мы вернулись в Минск, он просто пошел домой».

Во второй половине дня 27 сентября в центре Минска как раз проиходили протесты и задержания. Однако, по словам брата, Денис не мог пойти на акцию. Как он попал в изолятор на Окрестина – родные не знают.

Уже 29 сентября мужчину доставили в больницу скорой медицинской помощи с Окрестина. Там ему поставили предварительный диагноз: переломы костей черепа, открытая черепно-мозговая травма, многочисленные гематомы, перелом правой подвздошной кости, переломы ребер, повреждение легкого и другие травмы.

Родственники не могут получить доступ к мобильному телефону Дениса: на нем стоит пин-код. Таким образом, точно восстановить хронологию событий последних дней перед задержанием не удается. Еще до смерти Дениса брат подал заявление в УСК по Московскому району о проведении проверки по факту применения насилия.

Прощание прошло во вторник 6 октября. Семья умершего была против присутствия журналистов.

Как сообщила belsat.eu родственница, в свидетельстве о смерти Дениса К. в графе «причина смерти» указана Т06. 8 («Другие уточненные травмы с вовлечением нескольких областей тела»).

Журналисты спросили специалиста в сфере судмедэкспертизы, пожелавшего сохранить анонимность, насколько вероятны такие травмы при падении со второго яруса кровати.

«Для того, чтобы определиться с полным объемом телесных повреждений, требуется изучение врачебной документации с указанием локализации и характера внешних повреждений. В том числе нужно видеть рентгенограммы и результаты компьютерной томографии.

https://belaruspartisan.by/upload/medialibrary/d1e/d1ec150675e510401aefabd17191f8e1.jpg

Между тем, предварительное мнение о возможности таких травм при падении с двухэтажной кровати весьма скептическое. Вызывает сомнения массивность телесных повреждений при падении с такой небольшой высоты», – резюмирует эксперт.

***

В конце сентября международные правозащитные организации направили в прокуратуру запрос о расследовании пыток в ЦИП и ИВС. В ответ прокуратура заявила, что эти сведения «являются служебной информацией ограниченного распространения».

26 августа под руководством Генпрокуратуры была создана межведомственная комиссия по изучению обращений граждан, которые пожаловались на избиения и унижения со стороны силовиков. С заявлением по фактам пыток обратилось более 1000 пострадавших граждан.