Особое мнение: Сейчас Лукашенко зачищает свое будущее

Даже Москва признала, что Лукашенко на президентском посту пересидел и к уходу не подготовился.

Есть у нас министры, которые разбивали головой кирпичи. Твердость лба тренировали годами. Недопонимают.

Но до недавнего времени считалось, что в окружении Лукашенко все-таки есть и те, кого учили голову использовать по назначению.  Где они?

Ведь произошедшее в Беларуси теперь понятно и кирпичу.  

Лукашенко думал провести выборы «жэстачайшэ»: конкурентов нейтрализовать на подходе, недовольных «замочить» на выходе и, так победив, править дальше. Но на этот раз «жэстачайший» заход вызвал жесточайший ответ. 

Чтобы правильно оценить уровень белорусских протестов, рекомендую вернуться в 90-е годы. Александр Лукашенко их часто вспоминает как ужас-ужас, как кошмар, кричащий десятками тысяч голосов. И это действительно был кошмар любого правителя. Потому что тогда в разгар протестов ВСЯ площадь Независимости была заполнена протестующими. ВСЯ площадь!!! 

Вот только в августе 2020-го это была и площадь Независимости, и проспект Независимости плотненько, по проезжей части, до ГУМа, и большие колонны по тротуарам аж до площади Победы. То есть в разы больше!

Нынешние белорусские протесты по размаху сопоставимы только с московскими 90-х годов, когда на призыв Бориса Ельцина откликнулись около 300 тысяч москвичей. При этом не будем забывать, что Москва по размерам — это не Минск. Это даже не вся Беларусь в одном городе. И тем не менее в 2020-м с требованием «Уходи!» на улицы Минска вышло более 200 тысяч человек. По расчету на количество жителей Москва такие акции протеста не видела никогда, даже в кошмарные 90-е.

Вывод? 

Александр Лукашенко признался, что на президентском посту «немножко пересидел».

Весь здравомыслящий мир признал, что конкретно пересидел. 

Даже Москва признала, что и пересидел, и к уходу не подготовился.

Теперь Лукашенко выторговывает время, чтобы обставить уход по-взрослому – подготовиться, подстраховаться, мобилизоваться, переписать Конституцию.  Вот только это время он почему-то выторговывает у Москвы, у ОБСЕ, у Запада, у своего окружения. Но не у белорусов, которые и точечно, и массово протестуют каждый день, начиная с 9 августа.  

Хватать, садить, душить, мстить… Чернорубашечники употели, камер в изоляторах не хватает, суды превратились в типографии по печатанию обоснований арестов. Манера общения собственно с белорусами остается прежней – той самой, которая вывела людей на улицы. 

Если задача взорвать страну, то я понимаю. Но если задача увести людей с лиц, если задача мирный уход, то как-то надо бы уговаривать белорусов, на словах и на деле переходить от войны к миру. Например, выпустить политзаключенных, начинать диалог, формировать компромиссный состав Центризбиркома, обсуждать Конституцию. 

Понятно, что Лукашенко не хочет никакого диалога, не умеет, разучился. Он способен только имитировать его с каким-нибудь Гайдукевичем , Белой Русью, Союзом женщин и ветеранов.  Но разве они уведут людей с улиц? Разве их кто-нибудь послушает и услышит? Тогда какой смысл вытаскивать из колоды бесполезного Гайдукевича?.. Надо возвращать Бабарико, Колесникову, Тихановского. И это будет иметь совершенно другой эффект.   

Те, кто головой колотит кирпичи, знают только одну тактику — «замочить». Именно они сегодня определяют внутреннюю политику и работают истово, в поте лица. Но каков результат, чего они добились? Только того, что протест окреп и теперь против Лукашенко выступают даже те, кто к его правлению, в принципе, притерпелся. 

В горячке ужаса от народных волнений белорусский лидер своих силовиков и хвалит, и благодарит. Но если подумать?..  

Проводя свои «зачистки», силовики даже не понимают, что на самом деле зачищают будущее и Беларуси, и самого Лукашенко. Потому что если уедут айтишники, они уже никогда не вернутся. Если уйдет высокотехнологичный бизнес, урожаем картошки потери не компенсируешь. Если перед своим уходом Лукашенко разрушит все то хорошее, что создал, ему это никогда не простится. 

Поэтому у меня вопрос: неужели совсем никто не сберег голову, находясь во власти? 

Светлана КАЛИНКИНА