«Это бандитизм». Латушко разнес «власть» и рассказал, как его выгнали из страны

Сегодня, 7 сентября, Павел Латушко вместе с Ольгой Ковальковой выступил на пресс-конференции в Польше. Первым говорил Павел: он мощно заявил о том, что прямо сейчас происходит в Беларуси и рассказал, почему ему пришлось срочно уехать из страны.

«Мы с большим сожалением должны заявить, что насилие в Беларуси не прекращается: власти начали жестко подавлять народ 9 августа и останавливаться не собираются. Жесткие задержания, с избиением мирных демонстрантов – это происходило и вчера, когда почти 400 человек отправились в тюрьму. Эти действия осуществляются людьми без опознавательных знаков, без формы – они не представляются во время задержаний, что является нарушением законодательства.

Это люди в масках, с дубинками, которые избивают перед задержаниями людей. Это недопустимо не в одной демократической стране. И в Беларуси. Фактически – это бандитизм. 

С 9 августа у нас больше за 10 000 задержанных. Граждан, которые на себе узнали, что такое «нежное» отношение ОМОНа – я говорю это в связи со вчерашними словами главы ОМОНа Караева. Эти граждане провели как минимум несколько дней, а некоторые и месяцев, в следственных изоляторах. По нашим данным, больше за 450 граждан нашей страны, и не только, были подвержены нечеловеческим испытаниям. К сожалению, есть люди, которые были убиты, которые пропали без вести. 

Насилие не ограничивается тем, что я сказал выше – это также аресты беларусов по сфабрикованным делам: лидеров стачкомов, активистов, членов КС, который мы представляем. Арестованы по непонятным причинам представители бизнес-элиты, которые оказывали поддержку тем, кто участвовал в протестах. Десятки уголовных дел, тысячи административных дел возбуждены в отношении людей, которые протестуют. Ноль уголовных и административных дел в отношении тех, кто похищает людей на улицах, кто издевается над людьми в автозаках и следственных изоляторах, тех, кто применяет силу к людям. 

Право в Беларуси умерло. Оно перестало функционировать. Это касается конституции, уголовно-административного кодекса, избирательного законодательства и других.

Суды и прокуратуры фактически штампуют уголовные дела, судимости, приглашают в качестве свидетелей неизвестных людей, которые даже на судах не снимают свои маски. Беларусь – одна страна в Европе, а может и мире, которая не впускает своих граждан домой. 

Граждан Беларуси высылают из страны. Сначала вывезли в Литву Светлану Тихановскую, несколько дней назад – Ольгу Ковалькову. Ее выкинули, извините за такие слова, на территории Польши. Только что мы узнали, что в центре Минска была похищена и Мария Колесникова.

Сейчас четыре представителя президиума КС находятся за границей. Два – за решеткой. На свободе находится только один, Максим Знак. 

Мы планируем усилить международную деятельность КС, чтобы сотни тысяч, мил ны беларусов, которые выходят на улицы беларуских городов, не чувствовали себя брошенными международным сообществом. Те, кто ведет сейчас активную гражданскую позицию по отношению к насилию со стороны власти, которое можно сравнить с репрессивным аппаратом 30-х годов прошлого столетия. Это недопустимо в 21 веке, в Беларуси, которая только что отпраздновала 75-летие над фашизмом. 

Мы требуем, чтобы репрессии прекратились, а все политические заключенные отпущены. Если мы не решим эти базовые вопросы, говорить про возможный демократичный процесс новых выборов будет невозможно». 

Как Латушко уезжал из Беларуси 

«Мне была передана адвокатом информация от члена президиума, которого на тот момент задержали, что я должен как можно быстрее покинуть Беларусь, иначе его арестуют. Я решил продолжать свою деятельность. Утром было выступление действующего президента, который абсолютно однозначно сказал в мой адрес, что я перешел красную границу, и что я буду задержан по уголовному делу. Позднее я был в одном из государственных ведомств, где был проинформирован, что главный вход в здание фактически взяли под контроль сотрудники спецслужб в черных масках. Было предупреждение, что я могу быть задержан сразу же на выходе из ведомства. Поэтому я вышел через черный ход, вызвал такси, и, в одной куртке и без симок, выехал. Сотрудники, видимо, не сориентировались, что я вышел через другой вход. 

В эти дни сотрудники КГБ несколько раз пытались связаться со мной. Ставили вопрос о моем выходе из КС и моем прекращении критики в адрес первого лица Беларуси и высокопоставленных чиновников, в том числе, в адрес Караева. В день, когда принималось решение о моем выезде за границу, мне поставили ультиматум: либо я остаюсь в Беларуси и в отношении меня возбудят уголовное дело, либо я могу покинуть Беларусь. Я уехал легально, но…»

Павел также заявил о том, что не планирует просить политического убежища ни в Польше, ни в любой другой стране – он планирует в ближайшее время вернуться в Беларусь. 

Kyky.org