Мальчика-инвалида запихнули в автозак, смеялись и били по ногам

Фото для иллюстрации: ОМОН против жителей столицы.

«Я не знаю, что еще должно произойти, чтобы мы действительно проснулись и все вышли на улицу. Ну всех же не убьют и не посадят. Господи, это просто бесчинство».

Это свидетельства Ольги Беласиной из Борисова:

«Мы с мужем 10 августа катались на мотоциклах. Проезжали через площадь. Там творилось такое бесчинство, просто на улице людей били, затаскивали в машины. Дети плакали, кричали. Мы остановились, естественно. Кто проедет, если дети кричать. Моего мужа тут же схватили и потащили. Естественно, я за ним. Меня никто не задерживал. Я сама пошла, потому как оставить мужа.

Парень ехал на зеленом велосипеде, лет 17. Его просто шесть человек подбежали, стали бить, затащили также к нам в автобус. Потом подъехал автозак. Нас грузили…

Когда затаскивали в автобус, мальчика-инвалида просто с инвалидной коляски подняли и запихнули. Если затягивали уже в автозак, они смеялись и били его так… Сказали: «Ты врешь»… По ногам. Я начала кричать, что он не чувствует ног, что вы делаете. Он инвалид. Пожалуйста, хотя бы посадите его (плачет). Ведь они бросили его просто на пол. Только после моих слов они прислушались и хотя бы посадили его.

Нас привезли. Мужчин из машин сразу били просто безжалостно дубинками, вкладывали в пол, в землю. Руки вверх и ноги на ширину, которую только можешь. Они избивали их, они ходили по ним. Смеялись.

Нас поставили к стенке, лицом к стене, мы не должны были смотреть. Стояли женщины от 70 лет до девочки 15-летней. Она плакала и спрашивала: «Вас били?» Я говорю: «Нет». Она говорит: «А меня били».

Мы стояли так четыре часа. Ни попить, ни туалета, ничего. Если мы открывали рот или смотрели, они говорили, что будут вкладывать нас так же, как и мужчин.

У меня открылось кровотечение, ведь у меня рак по-женски. И я говорила следователю: мне нужны прокладки. А они смеялись мне в лицо: ты, с…ка, будешь сидеть 15 дней, я лично распоряжусь, чтобы ты сидела.

Прокладок мне никто не принес, и я так в крови вся и лежала; кое-как подмылась, конечно. А там же камеры стоят, все это записывается. Это все такое занижение.

Я говорила следователю: «Где мой адвокат? Почему меня задержали?» Никто ничего не объяснял, никто не представлялся, ни у кого беджиков не было. Абсолютно беспредел. Относятся, как к животным.

Еще на площади женщины с детьми, пожилые женщины вставали перед ними на колени и просили не идти против народа. Я тоже думала, что они могут, что в них есть что-то человеческое. Но не. Они смеялись в лицо. Просто смеялись и били нас.

Народ ничего не делал. Он просто стоял.

И я вот такая вся в крови, представьте — в месячных, во всем — стояла перед судом. Мне было настолько плохо, ужасно, унижение просто страшное…

Значит, народ, мы можем просто работать, платить налоги, штрафы, но ничего не можем больше. И мы действительно овцы, как говорит Лукашенко. Я не знаю, что еще должно произойти, чтобы мы действительно проснулись и все вышли на улицу. Ну всех же не убьют и не посадят. Господи, это просто беспредел».

Источник: «Новы час»