Фельдфебель на троне. (Что нам Лукашенко?)

Масштаб протестов в Белоруссии постепенно уменьшается. Лукашенко, надо ему отдать должное, не сломался, готов биться за свой трон до последнего вздоха. Он, похоже, уже сросся с идеей стать основателем наследственной монархии, хоть и под вывеской выборной демократии, и отдавать «свое» не собирается. Бывает. 

В Африке вообще у всех выборная демократия. Но президенты меняются либо через кладбище, либо через военный переворот. Впрочем, изредка бывают еще революции. 

«Батька» оскорбляет и запугивает всех, кто против него. Он не допускает мысли, что он достал народ. Все действия против него он квалифицирует как происки внешних врагов. 

Понятно, в этой стране собственное мнение может иметь только он. Если кто-то не согласен с его мнением, значит — продался врагам. Tertium non datur! 

Теоретическое наследие сталинского СССР, когда три четверти населения не имело и трех классов образования. Однако творческих способностей на более остроумные аргументы «батьке» явно не хватает. 

Он запугивает социальным пожаром («полыхнет, мало никому не покажется»)! Почему в других странах, которые живут без батьки, не полыхает, он не объясняет. 

Загубите первого президента — это будет начало вашего конца! Каким образом смещение обнаглевшего и зарвавшегося фельдфебеля может привести к «концу» народ, он не объясняет. Как остальные народы живут без его трогательно заботливого гнобления — тоже. 

Вообще он врет, не заботясь о правдоподобии. Наверное, может себе позволить. Демонстрирует презрение к оппонентам и народу в целом, объявляя участников протестов то уголовниками, то продажными марионетками. И уж всяко не допуская возможности гражданской позиции. 

Его аргументация демонстрирует цинизм и интеллектуальную убогость. Но, в некоторых странах ум — не главное, что нужно «государю». 

Вопрос о том, лучше или хуже жили белорусы без нынешнего верховного белоруса достаточно сложен. С одной стороны гибрид советской и рыночной экономики внутренне противоречив и явно неэффективен. Последовательно реализованная экономическая концепция всегда эффективней концептуальных гибридов. 

С другой стороны Лукашенко выработал потрясающий способ доить Путина, что значительно повышает доходы страны. Трудно представить, что это удалось бы менее циничному и более граждански-ориентированному лидеру. Однако, незаработанные доходы препятствуют развитию, повышая стоимость рабочей силы и производства. 

В сущности, Белоруссия становится рентной экономикой, принимая на себя часть Российской ресурсной ренты, и снижая давление ренты на нашу экономику. Этого явно недостаточно, чтобы сделать Российскую экономику более эффективной, но вполне достаточно, чтобы понизить эффективность белорусской. И, понятно, рента — одна из главных подпорок режима. 

Между тем, соседние прибалтийские республики, реализовавшие реальную демократию, имеют реальные доходы в полтора раза выше, чем в Белоруссии, и даже дают фору рентной российской экономике. Демократия остро показана рыночным экономикам, за исключением рентных. 

Русские, оказавшиеся в Прибалтике угнетенным меньшинством, негражданами и вообще непонятно кем, не проявляют склонности к возвращению на историческую родину. Наверное, понимают, что лучше ущербные права и развитая экономика в демократическом обществе, чем чиновное и денежное право в рентной экономике в России. 

Понятно, что словесные аргументы — не главная опора Лукашенко. Основной его аргумент — полуторатысячный спецназ, прикормленный, вышколенный и оснащенный по последнему слову техники, и армия не менее прикормленная и готовая, похоже, показать свою доблесть в войне с собственным народом. Благо, никто больше Белоруссии пока не угрожает. 

Договариваться с народом он, очевидно, не собирается. Народ он будет воспитывать и наказывать за неповиновение. 

При этом сам, очевидно, не уверен, что веса его основного «аргумента» хватит для удержания власти. На этот случай он договаривается с Владимиром Владимировичем о поддержке. И последний, как ни странно, идет на поводу. 

Нужно ли это России? Мало мы создали себе врагов? Очередная воскресная акция женщин Беларуси прошла под лозунгами: «Не забудем! Не простим!» Если к «умиротворению» белорусов подключиться российский спецназ, это отношение будет перенесено и на Россию. Только этого нам не хватало.

Анатолий ЧИГРИН, экономист