Особое мнение: Врачи говорят про психотропные препараты, которыми его поддерживают

Руководитель Белорусского Свободного театра Николай Халезин рассказывает «Свободе» о реальном рейтинге Лукашенко по исследованию под эгидой Института Гэллапа и о том моменте, когда международное сообщество предлагает Лукашенко помощь, чтобы он мог покинуть страну. 

Об уникальности белорусского протеста

Сейчас происходит реструктуризация протеста, этот процесс — самый сложный. Структуры, которые до этого процесса подводили, были сориентированы на другое — победу на выборах. Эта победа состоялась. Сейчас мы находимся, по сути, в режиме войны. Это военные действия. И здесь штаб, занимавшийся выборами, совершенно не пригоден для работы в таких условиях. Поэтому реструктуризация происходит достаточно сложно и не без ошибок, что естественно. Протест остается существовать в том же режиме, как раньше, без лидера. Это уникальность ситуации в Беларуси, где существуют горизонтальные связи, где нет вертикали, нет давления сверху, где есть только партнерские отношения, и поэтому этот протест может быть долгим, продолжаться столько, сколько потребуется времени.

Об «экзистенциальном поражении» Лукашенко

Несколько дней назад мне довелось познакомиться с результатами социологических исследований по Беларуси. Это не удавалось сделать долгое время. Теперь я нашел подтверждение своих мыслей цифрами, а некоторые вещи открылись для меня совсем с другой стороны. То, что сегодня происходит в Беларуси на улицах городов, по всей стране, — результат экзистенциального поражения Александра Лукашенко. Это не случаи и не совокупность случайностей. Это экзистенциальное поражение, которое должно было произойти. Она состоит из трех факторов, которые сработали кумулятивно, которые весь процесс кристаллизовали.

Первый фактор — COVID, который подтолкнул белорусов осознать, что власть не только не поможет им в борьбе с этим, но и всячески скрывает это, а значит, что на эту власть надеяться нельзя. Недоверие к власти с февраля по апрель удвоилось. Второй фактор — тотальное ухудшение экономической ситуации, которое не было связано с пандемией. Это были провалы Лукашенко в сфере экономики, которые люди ощутили на себе. Такое было и раньше, но в период с января белорусы осознали, что тотально с экономикой все плохо, и нынешняя власть не в состоянии справиться. Третий фактор — действия ОМОНа, кровь, избиение.

Почему я знаю, что Лукашенко уйдет? Потому что он не в состоянии отыграть ни одну из трех позиций, ни по одной нельзя вернуть положительную динамику. Она может только ухудшаться.

О рейтинге Лукашенко

Я говорил с руководителем социологической службы, которая проводила опрос. Это социологическая служба, которая получила в этом году приз компании Gallup. Согласно этому опросу, рейтинг Александра Лукашенко — 8,6-8,9 в коридоре 8%. На 15 августа. Он еще не бегал с автоматом, еще не одевал своего сына в карнавальные костюмы. Думаю, что было еще снижение, и сегодня можем говорить о 5-6 процентах. Это как раз то устойчивое ядро его поддержки, те люди, которые ездят на митинги за деньги. По факту, это его катастрофа и конец его политической карьеры.

О роли международного сообщества

Мы перебрали большое количество влиятельных мировых политиков, общественных деятелей, кто мог бы с ним вести переговоры. Первая попытка оказалась неудачной. Когда с ним хотела поговорить Ангела Меркель, он не взял трубку. Более того, позвонил Путину и сказал, чтобы тот передал Меркель, чтобы не лезла не в свои дела. Словно Путин почтальон такой. Стали анализировать ситуацию с помощью друзей-психологов и врачей, и нам сказали, что если хотите достичь какого-то результата в этом направлении, вам нужно четко выбрать время. Вопрос не в том, кто будет предлагать, а вопрос — когда. Теперь он в реактивном состоянии, мы все видим, вся страна видит. Человек на немного неадекватном подъеме, держится на препаратах. И попытка выдать нам за COVID побочный эффект от препаратов была смешная. Любому специалисту в медицине это было очевидно.

Сегодня он не будет говорить ни с кем. Вообще ни с кем, подозреваю, что даже с Путиным не будет на эту тему говорить. В среду он вновь не ответил на звонок кого-то из руководства ЕС. Если говорить о международном механизме включения, о переговорной группе, которая готова рассматривать вариант его мирного ухода, то мы должны выбрать тот момент, когда это произойдет. Спад неизбежен. Вы не можете держать человека на психотропных препаратах все время. У него откажет печень, или почки, или все вместе.

Врачи говорят про психотропные препараты, которыми его сейчас большими дозами поддерживают. Он всегда уходил в пике после выборов на несколько недель. И все искали, где Лукашенко. Его приводили в себя, так как у него наступал сильный спад.

О международной переговорной группе для мирной передачи власти

Сейчас это происходило по ходу дела, когда он сильно потел, потом становился бодрым, потом опять в странном состоянии, и снова бодр. Вопрос в том, что нужно понять, когда будет это время. А до сих пор международное сообщество должно подготовить переговорную группу с несколькими видами предложений о мирной передаче власти. Я слышу критику не первую неделю о том, что вы предлагаете ему уйти от ответственности, но хочу объяснить, что моя месть или месть моих соотечественников не стоит жизни ни одного протестующего. Если есть возможность засунуть его в самолет и отправить из Беларуси туда, куда он захочет — пусть он летит, но больше никто не должен погибнуть.

О длительности мирного протеста

На мой взгляд, это займет еще сентябрь. Максимальный срок, как я допускаю, — сентябрь-октябрь. Больше он не выдержит, не выдержит и его окружение, не выдержат его офицеры, которым нужно постоянно находиться в боевой готовности, а зарплату он им платит, к его сожалению, долго не сможет. Ведь удерживать столько силовиков по всей стране — нереальная нагрузка, учитывая, что денег в стране нет. Я думаю, что это вопрос двух ближайших месяцев.

О мирных протестующих

Могу только стать перед ними на колени и сказать, что нам нужно терпение и силы. И все. И не бросать друг друга. Мы должны друг в друга верить, что мы не предадим. Только так можно пройти этот очень страшный и очень тяжелый период. Я всегда рассматриваю худшее решение, что могло бы произойти худшего. Если все остановится, он будет мстить всем, начиная от диджеев, заканчивая руководителями профсоюзов. И этого допустить нельзя. Попутно нам надо думать о том, что будет, когда его не станет. Далее нам категорически нельзя провалить страну в эти эмоции, месть, разборки, ведь это для всего плохо будет.

Анна СОУСЬ, перевод с белорусского — EX-PRESS.BY