«У меня дыра в щеке – мог высунуть язык наружу». Футболиста избил ОМОН

Из-за выборов огромное количество белорусов подверглось репрессиям, причем далеко не всегда правоохранительные органы задерживали неугодных власти активистов – доставалось и простым мирным гражданам.

Среди таких несправедливо осужденных оказался и полузащитник выступающего в третьем дивизионе ФК БГУ Артур Шуляковский. После выхода на волю Артур рассказал пресс-службе клуба о зверствах, с которыми столкнулся.

— У нас в понедельник тренировки не было, поэтому мы с друзьями решили прокатиться на велосипедах. Нас было трое. Сначала катались далеко от всех событий, потом решили подъехать на Немигу. Правда, были за «Галереей», на сам проспект не выезжали. Оказавшись возле гостиницы «Юбилейная», мы увидели, как задержали трех человека в парке, напротив. Буквально секунд через 30 слева от нас припарковался белый микроавтобус и оттуда выбежали три омоновца. Одному другу удалось сбежать, он находился дальше всех, а нас двоих запаковали в этот микроавтобус. Там у нас сразу же забрали телефоны и избили за то, что у меня установлен Telegram и я подписан на бот, который присылает картинки. Омоновцы думали, что он для призыва на протесты, мне повезло, что я не был подписан на Nexta и прочие подобные каналы. Также били за каждый вопрос, после ответов тоже били, несмотря на то, что мы им нормально отвечали. Они как животные были – с ними нормально общаться невозможно было.

Нас повезли за Дворец спорта, чтобы пересадить из бусика в автозак. Нас выкинули на землю. Возле Дворца спорта нас заставляли лежать лицом вниз, я там огреб, так как неправильно лег на асфальт. Надо было лежать так, чтобы нос касался пола, а я повернул лицо немного правее. Мне сразу же прилетело за это. После удара понял, что у меня дыра в щеке, потому что я мог язык высунуть наружу – это было стремно. Потом нас перекинули с асфальта в автозак, там мы сидели до тех пор, пока не набралось человек 12, по-моему. В автозаке мы увидели парня, у которого не было половины зубов – они были раскрошены после удара дубинкой по лицу. Это жуткое зрелище. Кстати, омоновцы боятся, когда им смотрят в глаза, за это они били дубинкой по голове. Еще в автозаке меня облили желтой краской, долгое время не мог понять зачем, но вот сейчас прочитал в интернете про подобные случаи, и стало ясно зачем меня били (задержанные и очевидцы утверждают, что по цвету краски силовики определяли, как сильно бить задержанного – Tribuna.com).

Как только собралось 12 человек, нас повезли в Первомайское РУВД. Там стояли у стены на коленях, встать могли только три человека из 11-ти. В РУВД у нас спрашивали ФИО, место учебы. Я сказал, что студент, но им было все равно, они забирали людей для количества, хотя я не протестовал, просто катался на велосипеде. После допроса омоновцы уехали, а нас отправили в спортзал, где было много людей, там мы ждали составления протоколов. Лично мне в протоколе написали, что я протестовал, выкрикивал лозунги «Стоп таракан!», «Жыве Беларусь!» и все остальные В зале у меня очень сильно текла кровь из щеки, голова начала идти кругом, но мне повезло, что в зале находились девочки-волонтеры и у них была обезболивающая таблетка, она мне сильно помогла.

В РУВД, кстати, нормально относились к нам, не били, воду приносили. В три часа ночи меня повели составлять протокол, там попался хороший коп, который и угостил меня печеньем, поставил музыку, чтобы не так грустно было, сам протокол составляли два часа. Милиционер говорил, что не завидует мне, что ему жалко, он не хочет писать про меня такие гадости, но ему так сказали, поэтому придется это делать. Туда позже зашел омоновец, ударил меня по ноге и спросил, где я был вчера, я сказал, что катался, а он ответил: «Все вы катались, а на самом деле вас наняли за 30 долларов, чтобы творить перемены».

Его успокоил милиционер, сказал, что я нормальный парень, все-таки студент, футболист, но в этот момент зашел второй омоновец, со всей силы показательно наступил мне на ногу и пошел дальше. В участке я захотел сообщить маме, что меня задержали, начал писать, и коп сказал мне: «Вообще у нас запрещено это делать, но ты можешь аккуратно повернуться ко мне, чтобы никто не видел, и написать пару сообщений». Мне повезло, что попался милиционер, который всё понимал.

Источник: Tribuna