Особое мнение: Почему этот режим может не опасаться за собственную безопасность

На снимке: Избитые ОМОНом граждане.

Политолог Сергей Марцелев рассказал «Белорусскому партизану» о характере и перспективах мирного протеста.

Сергей Марцелев: Пока целы золотовалютные, полны магазины АКМ в «оружейках» РУВД, министры и директора чинно сидят в кабинетах, этот режим может не опасаться за собственную безопасность.

 Что происходит с протестами в Беларуси? После воскресного аншлага в Минске сегодняшнее затишье настораживает: это просто пауза или протесты пошли на спад?

— Понять внутреннюю логику протестной активности в Беларуси не так просто. Она характеризуется несколькими отличительными чертами. Отсутствие единого лидера, направляющего протест. Светлана Тихановская под нажимом спецслужб покинула страну и не руководит протестами. Акции гражданского неповиновения сетецентричны, не имеют географической привязки. За время, прошедшее со дня выборов, не было занято ни одного административного здания, ни одного постоянно действующего лагеря оппозиции не появилось на ландшафтах городов. «Белорусского Майдана» нет. Протесты не имеют выраженных геополитических симпатий. Они не направлены против России, не прозападные. Хотя бело-красно-белые флаги стали численно вытеснять на акциях иную символику. Активна не только столица, но и регионы, что отличает сценарий от прошлых протестных кампаний. Координацией занимается 22 летний блогер из-за рубежа, построенная им медийная пирамида и сеть крупных телеграм-каналов. Штабы альтернативных кандидатов формально к протестам никакого отношения не имеют, а Светлана Тихановская, возможный избранный президент, фактически будучи заложницей людей в форме, даже записала видеообращение из здания ЦИК с призывом к белорусам не участвовать в массовых акциях. 

 Бастуют крупнейшие госпредприятия страны. Стали ли забастовки госпредприятий неким переломным моментом в мирном протесте?

— Появилось два альтернативных направления народного сопротивления. Если одно иронично называют «революцией хипстеров», «бунтом розовых пони», то второе сосредотачивается на забастовках рабочих. Если цепочки женщин с цветами вдоль проспекта вряд ли приведут к серьезному кризису власти, то призрак Национальной стачки явно кидает в пот немолодого экс-президента. Причина проста. Уличные протесты — это работники бюджетной сферы, интеллигенция, люди творческих профессий, которых Лукашенко предпочел обозвать «безработными маргиналами, алкоголиками, наркоманами, уголовниками», то есть это категории населения, зависимые так или иначе от бюджета (хотя хватает и сотрудников IT-сферы, мелких предпринимателей). А шахтеры Беларуськалия, или рабочие МЗКТ, наоборот, бюджет пополняют. Разумеется, это грубое упрощение, потому что каждая названная категория так или иначе платит с доходов налоги, пополняющие государственную казну, но разница есть.

— Уличные протесты проходят сами по себе, предприятия бастуют сами по себе. Можно ли объединить два протестных движения? 

— Пока стачкомы не консолидируются с гражданским обществом и иными людьми, выходящими на улицы, действия населения будут бессистемны и приведут к тому, что протест начнет выдыхаться. Тем более, что вопрос «кто, если не он» по-прежнему открыт, о планах Светланы Тихановской известно мало, кроме того, что она практически самоустранилась от принятия решений, а декларации «стать национальным лидером» требуют подтверждения действием.

Протест пока имеет сильный мобилизационный потенциал. Как ни странно, динамики процессу добавила бессмысленная, запредельная жестокость людей в форме, назревает конфликт ведомств, если в операции задействуют армию, как уже привлекали подчиненных Погранкомитета. Одной из возможностей объединения усилий улицы и рабочих на предприятиях — это участие лидеров стачкомов в так называемом Совете по передаче власти, созданным под эгидой Светланы Тихановской. Пока в списке виден представитель БМЗ, зато людей мало подходящих для переговорного процесса и экспертной деятельности в этом органе достаточно.

https://belaruspartisan.by/upload/medialibrary/ce5/ce5fc64cf19942470de15367c5c046e1.jpg

— “Пока вы меня не убьете, других выборовне будет”, — заявил Лукашенко вчера на МЗКТ. Не похоже, что он готов передать власть или начать переговоры с обществом.

— Настораживает, что сам Лукашенко выразил категорическое нежелание каких-либо переговоров. Совету, который ещё не сформирован, уже пригрозил особо тяжкой статьей УК о захвате власти. Можно цепляться за хлесткую фразу «пока вы меня не убьете, других выборов не будет», на самом деле у него есть вполне рациональная переговорная позиция, от которой, во всяком случае на сегодняшний день, он отказываться не собирается. И звучит она так: «власть моя, выборы возможны после конституционного референдума, по новой редакции Конституции». Это опасная ловушка для возможных переговорщиков, которая ведёт к пропасти конституционного референдума 1996 г. Просто Лукашенко, как обычно, обманет.

Это не этическая оценка — это его политический стиль. Неясна и позиция дирижёра протестов, кем бы он ни был, Степана Путило, или подполковником мифической спецслужбы. Протест — это инструмент. Собрал пятьдесят тысяч? У тебя пять дивизий, решай поставленные тактические задачи. Пикетируй горсовет, требуй градоначальника. Прокуратуру, например, требуй освободить политзаключенных. Прогулки по городам и весям ради прогулок быстро набьют оскомину людям, тем более, они не видят результатов.

— Приведут ли мирные протесты к политическим переменам в стране?

— Что можно и нужно требовать от действующей власти? Разумеется, не пересчета голосов. Это понимают все. Часть бюллетеней уже просто уничтожена. Требовать необходимо новых выборов. Другой вопрос — с участием нынешнего или без него. Будет зависеть от настроений номенклатуры и мастерства участников переговорного процесса, если такой состоится. Безусловного освобождения политзаключенных и снятия юридических запретов на участие в кампании в качестве кандидатов. Допуск представителей гражданского общества в избирательные комиссии всех уровней, контроль национальных и международных наблюдателей, прозрачный и честный подсчет голосов. 

https://belaruspartisan.by/upload/medialibrary/d20/d20af136c7ee4eb44afdefc6d55b1928.jpg

Это программа-минимум. Иначе все протестные усилия можно было не начинать. Эйфорические настроения «мы уже победили» имеют мало общего с действительностью. Правящему режиму удалось сохранить относительно монолитную вертикаль власти, лояльность силовых ведомств, и ничто не свидетельствует, что сдвинулся камешек, который вызовет лавину. Пока целы золотовалютные резервы (Беларусь с большего проедала проданные недавно под высокий процент погашения еврооблигации), полны магазины АКМ в оружейках РУВД, министры и директора чинно сидят в кабинетах, этот режим может не опасаться за собственную безопасность.

Юрий КРЕМНЕВ, «Белорусский партизан»