«Омоновец нарисовал маркером «3%» на лбу и начал избивать»

С ужасными гематомами на лице и кровоподтеками в глазах — таким Егор Скоробогатый вернулся из изолятора в Жодино. Он поделился своей историей с «Нашей Нивой».

10 августа Егор вместе с другом Глебом шел из ТЦ «Галерея». Они направлялись в сторону трамвайных путей, чтобы добраться домой. Омоновцы переняли парней, когда те спросили, можно ли пройти. Начали осматривать рюкзаки и впали в бешенство, увидев белую ленту на руке.

«В ту же секунду к нам со спины подошли другие сотрудники и взяли под руку. Поняв, что нас ведут не к алтарю, у меня всё, как тот говорил, и упало. Повели нас до микроавтобуса, где, впечатавши лицом в борт, начали досматривать вещи со словами «я** * * ть ты упакованный». В рюкзаке у меня была кофта, перекись 3%, пластырь, антисептык для рук. Намекнули, что я добегался и испортил себе жизнь», — рассказывает парень. Свои шутки Егор объясняет попыткой защититься от пережитых событий и воспоминаний.

Кто-то из омоновцев нарисовал ему маркером 3% на лбу и затылке. А через пару часов Егора с другом начали жестоко избивать.

«Почву прилетала в основном по спине и руке, так как он смог запихнуть голову под сиденье. Я пытался закрываться, но меня поднял сотрудник ОМОНа и целенаправленно начал бить кулаком по лицу, кричал: «Ты, с*ка, еще и сопротивляешься!». Позже, когда лежали, с моего лица что-то капало на пол. Скорее всего, это была кровь из носа. Слава богу, что мне еще не пришел счет за обивку или мытье пола того бусика.

Все эти события сопровождались криками в стиле «Оппозиционер х**в», «Х*** вам всем надо, работа есть, бабы есть, пожрать есть», «Сколько тебе заплатили?».

После парней погрузили в автозак. В «шкафчике» их ехало пятеро. Было очень душно, все промокли насквозь. У парня за стенкой случился приступ астмы.

«Через это у него началась истерика, он просил просто вывести его подышать, после вызвать скорую. Ему отказывали, аргументируя тем, что если он вырубится, то его приведут в чувства. Периодически было слышно, как бьют людей, расталкивая по кабинках».

Егора с другом доставили в Заводской РОВД. Там всех положили на траву лицом вниз, руки стянули за спиной. От холода начинало трясти, многие задержанные были в легких шортах.

«На траве мы провели 16 часов, а то и больше. До утра я насчитал, что нас было не менее 40 человек», — вспоминает Егор.

За это время милиционеры менялись. Были среди них и адекватные, кто позволял менять позиции, водил в туалет, давал пить.

Другие действовали деспотически. Заставляли стоять на коленях, игнорировали просьбы о медпомощи. Если у одного из задержанных начались сильные судороги, в него тыкали носком сапога, чтобы проверить самочувствие. Другому мужчине отказали дать таблетки, хотя он был после операции. На опухшее лицо Егора («лицо человека, который будто два месяца пил, а после ворвался на пасеку и получил по морде») не обращали никакого внимания.

После парня увезли в Жодино. В автозаке часть людей положили лицом вниз, остальных заставили всю дорогу стоять на коленях и держать руки над головой. За просьбы ослабить стяжку омоновцы избивали дубинками и выламывали руки. «Если вы думаете, что вам больно, знайте, что всегда можно сделать хуже», — предупредил один из силовиков.

Около жодинского изолятора Егора впечатлили несколько сцен:

«Поскольку мы не одни такие оппозиционеры в стране вышли купить хлебушка, то автозак был не один, мы в очереди оказались третьими, а это минут 30-40 ожидания. В это время до «наших» омоновцев подошли и спросили, может ли кто-то вправить руку, на что те ответили: «Можем только вторую выбить».

Но знаете, что было самое страшное в этом всем? То, что впоследствии этот «мужик» в форме и маске при нас отвечал жене по телефону: если кто приедет, что сделать, где ключи и так далее. А после разговора продолжал быть все тем же омоновцем…»

На снимке: Граждане, избитые ОМОНом.

Первая пайка за два дня — местный хлеб и вода из-под крана. В камеру, рассчитанную на 12 человек, посадили 30-40 ребят.

«Неадекватов среди них не было, все люди разных социальных статусов, профессий и взглядов. Абсолютное большинство было задержано ни за что: кто-то вышел в магазин, кто-то покурить, кто-то просто ехал на машине, пока ему не перекрыли дорогу, выбили окна и вытащили».

На свободу Егор вышел 15 августа. Он уже снимал побои. Парень благодарен волонтерам и медикам, которые дежурили под изолятором, людям, которые предлагали развозить по домам: «Низкий поклон. То, что вы делаете, невероятно важно».

Наталья ЛУБНЕВСКАЯ