Начали мстить за правду о пытках: Парень пошел за вещами, а нашелся в больнице

24-летнего Никиту Селезня задержали с 11 на 12 августа на Каменной горке в торговом центре.

— Он ехал с работы и зашел в магазин. Я попросила его купить хлеб, — рассказывает дрожащим и тихим голосом мама Никиты Марина. — Позвонил и говорит: «Мамочка, я уже не могу отсюда выйти, потому что охрана закрыла двери». И потом в 11 часов вечера связь прервалась, телефон был недоступен. Я его двое суток везде искала, потом знакомые ребята сказали, что он в ИВС на Окрестина. Потом я узнала, что он в изоляторе в Слуцке — его туда перевезли.

Вечером 14 августа мать привезла Никиту домой из Слуцка. Молодой человек рассказал матери, что его били в изоляторе на Окрестина.

— По голове не били. А спина, ягодица — в гематомах, опухшая, — говорит Марина. — Сын говорил, что выводили ночью и били. Днем давали 2 литра воды на всех и буханку хлеба, которую делили между всеми. Там кромешный ад…

Утром 15 августа Никита с мамой поехал на Окрестина, чтобы забрать свои вещи.

— Мы отстояли очередь, и он зашел. Пока я ходила к адвокатам, смотрю нет его 40 минут, затем час. Волонтеры сказали, что по спискам он зашел, но он не выходил, — продолжает Марина. — Я постучала, мне открыли дверь, я объяснила ситуацию. Мне сказали: «Ждите». Через 40 минут я снова стучу. Спрашиваю, где сын. Там никто не разговаривает. Через минут десять вышел кто-то и сказал, мол, он хотел всех поднять на митинг и его забрали в Московское РУВД. Я клянусь, что он не буянил. Он быстренько хотел оттуда выйти и забыть все, как страшный сон. Под ИВС на Окрестина я прождала полтора часа. И поехала в Московское РУВД. Там нам сказали, что никого не привозили. Мой брат написал заявление о пропаже человека. Мы вышли с РУВД и встретили парня, который заходил на территорию Центра изоляции правонарушителей вместе с Никитой и своим другом. По его словам, на его глазах — его друга и Никиту — просто вывели через другую дверь, когда он пришел за вещами. Он успел связаться с другом — тот сообщил, что он в Московском РУВД.

— Но в РУВД нашему адвокату сказали, что Никиты у них нет. Мы пробыли там с 1 часа до 6 вечера, и я поехала домой. Уже дома я позвонила в РУВД и стала плакать, стала просить, как мама, чтобы мне сообщили хоть что-нибудь. Там ответили так: «Оттуда привезли и туда уже увезли». То есть он снова находится на Окрестина.

Поздно вечером 15 августа стало известно, что Никиту завезли в 9-ую больницу на медицинское освидетельствование. Он хромал, не мог идти.

— Мой брат приехал к Никите. Сын сказал мне по телефону, что у него ЧМТ и будут лечить в больнице, — говорит Марина. — Он просил съездить и забрать его вещи в ИВС.

Мать не знает, откуда ЧМТ у сына. В воскресенье, 16 августа, она поедет в больницу и спросит у сына, что случилось. До своего задержания парень не хромал. По словам мамы, Никита стал хромать, когда вышел из ИВС.

Никита работал за границей, но вначале августа вернулся в Беларусь.

— Никита боялся возвращаться за вещами на Окрестина?

— Боялся. Он просил: «Мама, сходи ты». Но мне сказали, что отдают вещи лично в руки только с доверенностью. Получается, что сама и отправила ребенка туда, — говорит Марина. — Никита мой единственный сын, я одна его растила. Мы живем вместе.

Источник: KP.by