Виктор Мартинович: Палачи и каратели

Виктор Мартинович на budzma.by пишет и  демонстрирует видео о том, что происходит здесь и сейчас в нашей стране.

Виктор Мартинович: Палачи и каратели

Я опытный зритель. Меня очень сложно поразить. Тем более — растрогать.

Но когда я гляжу тот видео из-под Окрестина, когда слышу крики боли тех, кого там пытают, а потом открываю ролик, где капелла государственной филармонии поет «Магутны Божа» в знак протеста против того, что «черные» наделали в нашей стране, слезы жгут мне глаза.


Это невозможно терпеть, но смотреть, слушать и читать — нужно! Как нужно разговаривать с теми, кто уже отсидел. Кого без всякого суда продержали в камере, забитой людьми настолько, что они там не могли даже сидеть — места не хватало. 

Кому не давали еды два дня. Кого не выводили даже по малой нужде и приказывали «делать под себя». Я слушаю и смотрю снова и снова. Ведь это сегодня — мы.

Та страна, которую мы любим. Страна, где до недавней поры все прекрасно помнили, кто такие каратели.

Я понимаю, что те, кого избивают в тюрьмах или в районных РУВД (а есть достаточно свидетельств, что пытки происходят не только в центрах изоляции и тюрьмах, но и в отделениях) — не виноваты. Часть из них — в отличие от меня — просто случайные люди. Вышедшие из троллейбуса не в тот момент. 

И вот этих людей складывают штабелями на пол, избивают в «горькое яблоко», записывают с ними издевательские зрелища о «покаянии», пользуясь тем, что ответить они не могут.

И это происходит не в нацистской Германии, не 75 лет назад, а здесь и сейчас, в нашей с вами стране.

Волонтеры рассказывают, что те, кого ночью выпускали из тюрем (ведь они настолько переполнены, что содержание там угрожает уже не только здоровью, но и жизни!), бежали оттуда прочь. 

Они даже не брали приготовленную для них пищу и воду. Что перед освобождением их показательно избивали и запугивали, так, что люди вылетали за ворота не оглядываясь, словно сбежали из Освенцима.

И я не могу себе представить мир людей, которые все это делают. Я знаю, что их мозги надежно перепрошиты, что картина действительности у них не соответствует объективному состоянию. Что они воспринимают всех, кто вышел (и всех, кто даже проходил рядом) проплаченными наемниками, старающимися здесь что-то расшатать.

Но не об этом речь. Даже если мы — враги. А вы — герои. Кто вас учил, что врагов можно пытать? Что так выглядит геройство?

Из какой Библии или Кодекса строителя коммунизма вы этому научились?

Знаете ли вы, что даже в вооруженных конфликтах армия не ведет себя так с военнопленными? А если отдельные солдаты или офицеры санкционируют пытки — так их за это потом показательно — именно показательно — наказывают, лишают звания и погон? Так что вы делаете?

Западные дипломаты начали говорить, что ситуация в Беларуси требует уже не просто санкций, но и уголовного расследования. Особенно, если факты смерти протестующих подтвердятся.

Так не думали ли вы о том, что вы, ваши действия с «пленными» могут стать одной из страниц этого расследования? И что в случае, если отвечать придется вашим командирам, вы — те, кто не дает воды и еды, кто бьет, кто грязно ругается — сделаетесь разменной монетой? 

Что именно вас, с фамилией, местом жительства, биографией и аккаунтом в «Одноклассниках» сдадут, чтобы сохранить себя?

И к тому же: каким бы ни был приказ, например — вести себя «жестко» с задержанными, у вас всегда есть «коридор усердия». И для того, чтобы потом не гореть в аду — в который вы, наверное, не верите — достаточно просто не быть явными садистами?

Когда армия одной страны совершает нападение на другую страну и производит захват пленных, это называется «война». Или — «оккупация». Как назвать ситуацию, когда та же армия или «стражи закона» захватывают своих?

Соседей по подъезду? Сограждан?

Когда бьют и оскорбляют их исключительно за иную позицию?

Это все — за пределами уже не только закона и этики, но — человечности.

Чем бы не закончился август 2020-ого года, эти крики боли из-за стен останутся с вами навсегда.