Особое мнение: Честные выборы в Беларуси – не утопия. Я их видела своими глазами!

Корреспондент Intex-press вспоминает историю одних местных выборов, которые шли по хорошо знакомому всем сценарию, а закончились сенсацией, и рассуждает, почему повторение этой истории сегодня возможно, как никогда.

События последних недель в стране показали, что многие белорусы хотят перемен. Люди тысячами приходили на пикеты альтернативных кандидатов и впервые за долгие годы не боялись открыто говорить о том, что им что-то не нравится.

Такая неожиданная активность гражданского общества вызвала встречную реакцию властей, которые дали четко понять, что, в отличие от народа, ничего менять не намерены. И сделают все возможное, чтобы избирательная кампания в Беларуси прошла по хорошо знакомому всем сценарию.

Стоило штабам кандидатов инициировать что-то, что может обеспечить честный подсчет голосов, как ЦИК тут же парировала каким-нибудь своим решением, сводя попытки добиться прозрачности избирательного процесса практически на нет. К примеру, не успели альтернативные кандидаты позвать белорусов регистрироваться независимыми наблюдателями на участках для голосования, как ЦИК тут же ограничила число этих самых наблюдателей до 3-5 человек, ссылаясь на неблагоприятную эпидемиологическую ситуацию. А когда люди все равно пошли на участки, оказалось, что все «наблюдательские» места уже заняты представителями провластных организаций.

При таком раскладе даже самые оптимистично настроенные граждане начинают сомневаться в целесообразности своего участия в голосовании. Некоторые и вовсе открыто выступают за бойкот выборов. Я хорошо понимаю и тех, и других. И, возможно, сама не пошла бы голосовать 9 августа, если бы не знала, что честные выборы в Беларуси, даже при нынешней системе подсчета голосов, возможны. Я их видела своими глазами!

Это был 2010 год. Выборам президента, закончившимся жестким разгоном площади и арестами альтернативных кандидатов, предшествовали выборы в местные советы депутатов. И мы, журналисты, честно говоря, не ждали от них никаких сенсаций.

В основной день голосования мы с коллегой работали на участке, где борьба за депутатское кресло шла между единственным зарегистрированным в городе кандидатом от оппозиции и провластным претендентом. Все было как обычно: члены комиссии считали бюллетени, отвернувшись к наблюдателям своими лучшими частями тела, провластный кандидат лидировал по итогам досрочного голосования, а председатель комиссии сразу после подсчета голосов куда-то удалился, даже не огласив результатов.

Поэтому, когда он вернулся в зал и объявил о победе представителя оппозиции, независимые наблюдатели не поверили своим ушам. А когда, переваривая услышанное, стали в голос обмениваться мнениями по этому поводу, председатель комиссии (кстати, в прошлом – военный офицер) невозмутимым тоном заявил, что «на этом участке совестью не торгуют».

Стоит ли говорить, что после тех выборов данный участок просто перестал существовать, а фамилии честного председателя я больше никогда не видела в списках избирательных комиссий.

Но этого человека не посадили в тюрьму, не уволили с работы (он продолжил работать на госпредприятиях, причем, на руководящих должностях) и вообще не сделали с ним ничего такого, чего обычно боятся люди, представляя себя в подобных ситуациях. Наоборот, он в один миг стал героем своего города, человеком-легендой. А его поступок доказал, что так называемый человеческий фактор способен сломать даже самую налаженную систему.

С тех пор прошло 10 лет. Но избирательная машина работает по привычному ей сценарию. Поэтому от нее я сейчас ничего не жду, как не ждала и тогда. Но вот люди… Они стали другими. И они мне очень нравятся. И я почему-то очень в них верю. Возможно, кто-то скажет, что это наивно и глупо с моей стороны. Но мне кажется, тот самый человеческий фактор, который сработал тогда, в 2010-м, должен сработать и сейчас. Ведь, согласитесь, это такая мелочь – сделать свою работу честно. А вот если сегодня поставить пятно на своей репутации, то потом его ни один «ваниш» не возьмет.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Людмила СТЕЦКО