Особое мнение: Ермошина ошиблась, зарегистрировав домохозяйку, она думала, что это кандидат курам на смех

Выборов в стране не было много лет, и сейчас не будет.

Для этого власти делают всё, что в их силах, на что хватает их ума. В их арсенале ложь, насилие, подкуп, провокации, для них не существует запретных способов и средств.

Когда я рассказывал об этом раньше, мне говорили, что и власть может допускать ошибки и просчеты.

Да, — соглашался я, — но нужно иметь мозги и суметь воспользоваться ошибками властей. Ермошина ошиблась.

В мае Ермошину напрягла популярность трех потенциальных кандидатов в президенты. То есть, ее обрадовало, что три кандидата всколыхнули интерес к «выборам». К маю месяцу к предстоящим «выборам» не было никакого интереса. Почти все понимали, что выборов нет, две трети избирателей плевать на них хотели, и не собирались голосовать.

Но тут появляется блогер, дипломат и банкир, и взрыв интереса к «выборам», эйфория и ажиотаж.

Ермошина с удивлением заявляет, что «выборы» перестали быть томными, появляется интрига (идиотская интрига, но это мое личное мнение).

Что нужно Ермошиной? Ей нужно, чтобы избиратели пришли голосовать, но сама интрига, то есть, неопределенность ей не нужна. Поэтому власти сразу начали топить блогера, поскольку поддерживающий его электорат крайне неблагонадежен и достаточно шебутной. Мало ли чего эти возбужденные потребители соцсетей могут выкинуть. Сергея Тихановского отсекли еще до начала регистрации.

Валерия Цепкало и Виктора Бабарико отложили на потом. На них изначально был компромат, и с ними можно было поиграть, как кошка с мышкой, помучить и выкинуть.

И тут появляется неожиданность. Вместо Сергея Тихановского инициативную группу собирается регистрировать его жена Светлана.
Она не блогер, она не политик, она совершенно никому не известный человек.

Ермошина сочла ее совсем безопасным кандидатом, более безопасным, чем слабые праймеристы, и все остальные. Думаю, что, регистрируя Светлану Тихановскую, Ермошина тихо веселилась и смеялась про себя.

Это не было ошибкой Ермошиной, это был нечаянный гадкий утенок «черного лебедя». Наоборот, она думала, что это хороший ход — зарегистрировать домохозяйку. Она думала, что это кандидат курам на смех.

Правда, она не принимала всерьез старое ерническое рассуждение политолога Сергея Николюка, который когда-то заметил, что рейтинг Лукашенко такой низкий, а обострение в обществе таково, что даже его жена (никому не известный персонаж) может набрать большинство голосов на выборах.

На выборах — может быть, но Ермошина-то лучше всех знает, что выборов нет, и она ничего такого не допустит. Да, не она сама, но режим не допускает к выборам ни Цепкало, ни Бабарико.

Казалось бы дело в шляпе. Но, тут начинаются странные вещи. Они начались еще при сборе подписей за выдвижение кандидатов. Штабы Цепкало и Тихановского состоят из менеджеров, маркетологов, пиарщиков и прочих новомодных специалистов. Они не очень-то умеют собирать уличные акции. Они умные и образованные, но не буйные.

Тут нужны люди попроще. Именно такие, попроще и в меру буйные люди собирались в команде Сергея Тихановского. Они стали собирать пикеты при сборе подписей. Штабы Цепкало и Бабарико воспользовались этим, и присоединились к пикетам.

Сторонников Бабарико было больше всего, но когда в одном пикете собираются три сборщика от разных кандидатов, то пришедшие подписаться за одного, подписываются за каждого. Так инициативные группы Светланы Тихановской, Цепкало и Бабарико смогли вызвать синергетический эффект.

Этого никто не планировал заранее. Просто разумные и сообразительные люди в штабах воспользовались ситуаций. И это было правильно с их стороны, и это привело к ошибке Ермошиной.

Ермошина правильно оценила потенциал трех кандидатов и опасность, которую они несут режиму. Самым опасным она видела Бабарико, с Цепкало решила не церемониться.

А Светлана Тихановская выглядела самым слабым звеном, на которое не стоило даже внимания обращать.

Ермошина опытный манипулятор. Она знала историю беларусских «выборов». Раньше (2001, 2006, 2010, 2015) команды незарегистрированных кандидатов сливались. Не зарегистрировали кандидата — команда теряет интерес к происходящему и расходится.

Так было даже в 2001 году, когда Семен Домаш формально поддержал Гончарика. Он-то поддержал, но его команде это не понравилось, поэтому она только делала вид, что работает на Гончарика, реально же ничего не делала, а некоторые даже саботировали работу.

Ермошина рассчитывала, что и сейчас будет то же самое. То есть, штабы и команды Цепкало и Бабарики распустятся, разойдутся по домам. А штаб Тихановской совсем слаб, и команда почти уже развалилась.

Но, что-то пошло не так. Случилось нечто неожиданное. Когда Ермошина оставила самого слабого из альтернативных кандидатов и еще трех спойлеров для красоты, она думала, что всё уже сделано. Электорат возбужден, на участки потянется, а голосовать собственно не за кого. Не за домохозяйку же!

Ей казалось, что на фоне Тихановской и Канопацкая выглядит серьезным политиком, а Дмитриев и вовсе гигантом. Но происходит объединение трех штабов. В команде Светланы Тихановской пополнение. Много мотивированных, профессиональных сообразительных людей начинают работать на кандидата, который казался Ермошиной совершенно безопасным, и делает этого кандидата неожиданно сильным.

Ермошина прокололась. Все ее домашние заготовки оказываются бессмысленными.

Теперь режим вынужден пускать в ход все свои резервы. А в резерве у него только силовые структуры. Пиар, агитация и пропаганда режима уже ни на что повлиять не сможет.

Как, почему, зачем штабы Бабарико и Цепкало смогли собраться и воспользоваться промахами и ошибками Ермошиной — дело десятое. Но это было сильно.

Женский триумвират — совершенно новый, неожиданный и убедительный ход в этой игре. Получилась очень мощная тройка. И в центре талантливая и способная Светлана Тихановская. Она быстро учится, быстро соображает, ей не надо придумывать мотивацию, она знает, за что борется. Отсутствие опыта и знаний делает её смелой до отчаянья. Высокая ставка в игре делает ее убедительной и яркой.

Владимир МАЦКЕВИЧ, www.facebook.com/worvik