Особое мнение: Кремль отказался договариваться с Лукашенко

Что это значит для самого Лукашенко и для нас с вами?

В Кремле принято решение не искать взаимоприемлемый выход из сложившегося кризиса, а реализовывать жесткий сценарий в отношении Александра Лукашенко.

Сегодня Кремль официально на высшем уровне отреагировал на задержание 33 боевиков ЧВК Вагнера в Беларуси. По версии БелТА, 200 наемников заброшены в страну для дестабилизации обстановки в преддверии президентских выборов.

Владимир Путин обсудил произошедшие задержания с членами Совета безопасности. Как сообщил пресс-секретарь Дмитрий Песков, в Кремле выразили надежду, что россиян скоро освободят.

О чем свидетельствуют прозвучавшие заявления и их тональность? «Белорусский партизан» адресовал эти вопросы директору Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсению Сивицкому.

Напомним, Сивицкий оказался одним из немногих независимых экспертов, кто поддержал версию властей в истории с задержанными «боевиками»

— Сегодня Путин собирал Совбез России, на котором обсуждал задержание 33 россиян в Беларуси. Официальный Минск возбудил уголовное дело о подготовке терактов. Означает ли, что конфликт вышел на межгосударственный уровень?

— Да. Первые совещания прошли в день задержания россиян. 

— «Была выражена надежда на то, что уже в ближайшее время в эту историю будет внесена ясность и безосновательно задержанные российские граждане будут освобождены», — сказал по итогам совещания пресс-секретарь Путина. Что это значит?

— Кремль не принял сигнал Александр Лукашенко, посланный в день задержания группы. Смысл сигнала заключался в том, что Александр Лукашенко готов найти приемлемый выход из сложившейся ситуации, чтобы и Кремль мог сохранить лицо. 

Но при условии очень четких железобетонных гарантий, что Москва не станет вмешиваться во внутренние дела Беларуси во время избирательной кампании, непосредственно во время выборов и откажется от жестких сценариев такого вмешательства в будущем.

Первые консультации на уровне Совета безопасности России, по нашей информации, прошли в день задержания «вагнеровцев» в Беларуси. А сейчас просто озвучен официальный ответ российской стороны: его тональность свидетельствует о том, что Кремль продолжит гнуть жесткую линию в отношении официального Минска и не собирается ни о чем договариваться с Лукашенко.

— Кажется, пошла уже и иная реакция на инцидент: у белорусов возникли проблемы при пересечении белорусско-российской границы.

— С начала эпидемии коронавируса на белорусско-российской границе со стороны России действует особый режим, который ограничивает свободное перемещение белорусских граждан. Сейчас меры усиливаются, но я бы связывал их не столько с формальными процедурами (проверка документов, ужесточение контроля), сколько рассматривал бы как усиление военного присутствия на границе. 

Развертываются дополнительные подразделения пограничной службы ФСБ, параллельно идет проверка боеготовности в Западном военном округе – все это является косвенными признаками, что Россия рассматривает возможность силового вмешательства во внутренние дела Беларуси. 

Конечно же, на фоне избирательной кампании и событий, которые развернутся в стране после 9 августа и ознаменуются массовыми протестами.

А заброска в Беларусь диверсионных групп и незаконных военных формирований в преддверии всех событий является естественным шагом с российской стороны. Мне кажется, сейчас очень важно зафиксировать точку невозврата, когда Кремль принял решение не искать взаимоприемлемый выход из сложившегося кризиса, а реализовывать жесткий сценарий в отношении Александра Лукашенко.

— Сейчас, спустя несколько дней после задержания россиян, насколько правдоподобной выглядит версия официального Минска о том, что 200 боевиков прибыли в Беларусь для дестабилизации ситуации накануне выборов?

— Если исходить из известной практики переворотов, то 200 человек, естественно, недостаточно. Тем более, что уровень подготовки, опыт арестованных годится только для организации провокаций, в то время как основные действия осуществляют специально подготовленные профессиональные группы – силы специальных операций. 

Возможно, 200 человек представляют только ЧВК «Вагнер», но будут еще, и гораздо больше. В Крыму, помимо сотен представителей ЧВК, различных криминальных группировок, военных туристов, которые тоже заселялись в крымские санатории в преддверии крымской операции, решающую роль в тех событиях сыграли так называемые «зеленые человечки» — а это как раз подразделения сил специальных операций, минимум 2 тысячи человек. 

Я бы ожидал, что таких групп будет гораздо больше, но самое главное, что они будут намного профессиональнее, а потому более опасными, в том числе для высшего руководства страны. Традиционно одной из главных задач таких групп является устранение высшего военно-политического руководства, и совершенно понятно, что этим будет заниматься не ЧВК «Вагнер».

Проблема в том, что какую бы версию белорусские власти ни озвучили, доверия к ним будет очень низкое со стороны белорусского общества. Это связано с кризисом доверия к власти и особенно к государственным средствам массовой информации.  

В свете сценария, который я прогнозировал еще год назад, появление группы наемников выглядит логично, соответствует установкам, которые были сформулированы в Кремле в отношении Беларуси и ее руководства в лице Александра Лукашенко как минимум год назад. 

«Белорусский партизан»