Особое мнение: Послание как контрольный выстрел — обязательно будет

Может ли послание Александра Лукашенко переломить общественные настроения и повернуть вспять все тенденции, которые проявились в ходе президентской кампании?

Лукашенко своим Указом №294 от 24 июля назначил дату своего послания белорусскому народу и парламенту. Послание назначено на 3 августа, накануне досрочного голосования по выборам президента страны. К каким политическим последствиям может привести такой ход действующего руководителя? Вот что об этом рассуждает политолог Валерий Карбалевич.

— Предвыборный ход, который должен сыграть роль главного предвыборного выступления. Другие кандидаты в президенты получили возможность два раза выступить по телевидению, а Лукашенко будет говорить сколько захочет. Лукашенко и пропустил послание, запланированное на апрель, и перенес на август, чтобы как раз накануне выборов (4 августа начинается досрочное голосование) сделать финальный выстрел. Насколько я понимаю, Всебелорусского народного собрания уже не будет, вместо него – послание народу и парламенту, главным, решающим пропагандистским выстрелом накануне выборов. 

— Как такое решение трактуется с юридической и политической точки зрения?

— С юридической точки зрения нарушений вроде не видно: президент может выступать с посланием; не обязан, но может, и сам выбирает время для выступления. С точки зрения самого Лукашенко, его команды, его сторонников – это хороший ход: если бы он выступил месяцем раньше, все уже забыли бы, а тут – послание накануне досрочного голосования. Я вспоминаю свою книгу про Лукашенко: когда он баллотировался в Верховный Совет 12 созыва в 90-м году, он очень много сделал, чтобы выступить последним.

Его предвыборная программа должна быть опубликована в районной газете, и именно его программа должна была быть последней. На этом он даже сделал себе пиар: смотрите. Какие плохие начальники, не хотели его, оппозиционного кандидата, публиковать, но он добился публикации.

На самом деле, последний аккорд перед выборами с точки зрения пиара – это важно, как говорил Штирлиц, запоминается последнее. С точки зрения пиара, это логичный и правильный ход. Идет избирательная кампания, и каждый кандидат максимально использует имеющиеся возможности. Лукашенко максимально использует свою привилегию – быть президентом, и в любое время использовать свое право, злоупотреблять им, с помощью государственных СМИ. 

— Можно ли спрогнозировать политические последствия такого хода?

— Последствия хорошо оценивать, когда есть социология: в США вечером проводятся дебаты кандидатов, а утром появляются результаты – кто победил. У нас такого нет.

Судя по выступлениям Лукашенко сейчас, никакой внятной программы, внятного месседжа, внятной идеи у него нет. Лукашенко то апеллирует к 90-ым годам, то к идее независимости, причем даже не очень понятно, от кого угроза независимости исходит. Сложно сказать, сгенерирует ли Лукашенко идеи, достойные всенародного внимания. Но если судить по существующим трендам, настроениям в обществе, то доверие избирателей и к Лукашенко, и к госСМИ невысокое.

И поэтому заставить человека. Среднему обывателю слушать выступление в течение часа-полтора довольно тяжело, а тем более 26-й год подряд одно и то же. Я не ожидаю серьезного политического эффекта в его пользу. Обратите внимание: когда Бабарико арестовали, то Лукашенко в Полоцке заявлял: мы его с выборов не снимем, мы дадим ему участвовать в выборах, мы не сделаем из него узника совести.

Он рассчитывал, что массированная дискредитация с помощью телеканалов приведет к падению доверия к Бабарико. Но судя по всему, все произошло с точностью до наоборот – доверие к жертве произвола выросло. Пришлось его не регистрировать кандидатом и снимать с выборов. Этот пример говорит о том, что влияние госСМИ – а именно на государственные телеканалы и рассчитано послание Лукашенко – плохо работает. Я не верю, что этим выступлением можно будет переломить общественные настроения и повернуть вспять все тенденции, которые проявились в ходе президентской кампании.

Юрий КРЕМНЕВ, «Белорусский партизан»