Чем отличается Беларусь от Уганды?

Способна ли несменяемая власть построить государство для народа?

О том, как обстоят дела в Камеруне, на чем там держится власть, и каков уровень жизни граждан, «Салідарнасць» писала ранее. Теперь переходим к Уганде.

KAMPALA, UGANDA — SEPTEMBER 28, 2012. A look at daily life on the streets of Kampala, Uganda on September 28,2012.

Недавно президент этой страны Йовери Мусевени, правящий уже 34 года, внес очередные поправки в Конституцию. Глава государства отменил ограничения, которые сам же установил – предельный возраст нахождения на посту руководителя Уганды (75 лет) – чтобы в 2021-м баллотироваться на шестой срок.

Несменяемый, который пришел на четыре года

А ведь как все начиналось. В далеком 1986 году Мусевени в своем первом официальном выступлении пообещал, что его правительство будет находиться у власти лишь в течение четырехлетнего переходного периода, пока не будет разработана новая Конституция и не пройдут выборы. Однако «переходный период» немного затянулся.

Любопытный факт: в начале своего президентства Мусевени сильно раскритиковал своих африканских коллег за чрезмерное пристрастие к власти.

«Проблема Африки в целом и Уганды в частности заключается не в народе, но в лидерах, которые слишком долго правят». Йовери Мусевени

Но стоило чуть подольше посидеть в кресле президента – и вот уже на все последующие выборы шел «эксперт по государственному управлению» – а значит, «кто, если не он»?

Впрочем, уже с первых дней стало понятно, что особой политической сентиментальностью Мусевени не страдает. Через несколько месяцев после вступления в должность президенту показалось, что в стране многовато партий и вполне достаточно одной – «для достижения национального единства». Другие же он объявил вне закона, а некоторые и вовсе приравнял к террористическим организациям.

Да и с выборами решили не спешить. Они прошли лишь в 1996 году. На них Мусевени одержал «элегантную» победу, набрав, по официальным данным, свыше 75,5% голосов. Впрочем, у его соперников по предвыборной гонке представление было иное. 

Следующие выборы состоялись в 2001-м, результат в 69% тоже не всем показался справедливым.

«Мы его поймаем и съедим как пирог»

Когда же и второй срок стал поджимать, Мусевени по давней африканской традиции, решил, что пора принимать поправки в Конституцию, открыв себе возможность выставлять кандидатуру на выборах вплоть до достижения 75 лет (впрочем, как мы знаем, и за этим не заржавело).

Чтобы оппозиция не сильно возмущалась, Мусевени даже вернул многопартийную систему в стране. Как оказалось, если полностью контролировать ситуацию, то можно себе позволить и такую роскошь.

Ну а дальше – как по маслу. Йовери Мусевени переизбирался в 2006, 2011 и 2016 годах, каждый раз опережая своих соперников в первом туре с большим отрывом. А тем, кому итоги не очень нравились, как например конкуренту по выборам Киззу Бесидже, Мусевени в 2011-м прямо заявил: «Мы его поймаем и съедим, как пирог». Причем, даже непонятно, была ли это фигура речи – бывший президент страны Иди Амин таки не брезговал политическими оппонентами в качестве десерта.  

Президент  также предостерег оппозицию Уганды от организации массовых акций протеста и пригрозил посадить любого, кто попытается оспорить результаты выборов. И в этой части слово свое держал. После президентских выборов другие претенденты на пост неизменно оказывались в тюрьме.

А сынишку в преемники

Со свободой слова и прочими свободами в Уганде тоже, прямо скажем, не очень. Офис крупнейшей газеты страны Daily Monitor и две радиостанции были закрыты после того, как издание опубликовало письмо одного из высокопоставленных военных, утверждавшего, что нынешний президент страны готовит своего сына Кайнеругабу Мухузи в качестве преемника.

Кстати, сам Мусевени-младший работает начальником службы безопасности президента.

Но, может, твердая рука президента оправдывается хотя бы стабильностью и процветанием Уганды? Увы.

С первых же дней прихода к власти, Мусевени поставил своими главными задачами борьбу с коррупцией и поднятие экономики страны.

С коррупцией как-то сразу не срослось. Недавно на одном из антикоррупционных маршей, организованном самим же президентом, Мусевени заявил, что признаком коррупции является ожирение. Оно и понятно: с тем уровнем жизни, который существует в Уганде, переедать себе может позволить далеко не каждый.

Кстати, сам Мусевени еще недавно весил 106 кг, но смог сбросить вес до 76 кг. А еще президент не скрывает, что богат, однако заверяет, что никогда не крал государственные средства, в отличие от большинства зажиточных государственных служащих.

Когда в 1990-е Мусевени начал сотрудничать с МВФ и Всемирным банком и проводить рыночные реформы, Уганда стала активно развиваться – количество живущих за чертой бедности сократилось с 53,2% в 2006 до 34,6% в 2013. Однако постоянные обвинения в авторитаризме, нарушениях прав человека и внесудебных преследованиях оппозиции сильно сократили международную помощь. Страна находится под санкциями США из-за принятого в 2014 году закона, который предусматривает 14-летнее тюремное заключение за однополую связь.

По итогам 34 лет правления Мусевени в рейтинге стран мира по уровню валового национального дохода на душу населения Уганда занимает 187-е место из 198. Средняя зарплата по стране составляет около 165 долларов США. Даже по меркам Африки это очень низкие результаты.

В общем, государства для народа в Уганде с ее президентом-долгожителем так и не получилось.