Политическое дежавю

Задержание Виктора Бабарико и его сына, недопущение к ним адвокатов, блокирование счета избирательного фонда экс-главы «Белгазпромбанка», задержание его бывших коллег и членов инициативной группы вызывает массу вопросов.

Юрист РПОО «Белорусский Хельсинкский комитет» Гарри Погоняйло прокомментировал прессинг, в том числе экономический, который оказывает власть на альтернативных кандидатов на президентских выборах.

«Пребывая на самоизоляции, я наблюдаю за происходящим на некотором отдалении, не находясь в гуще событий. Такая позиция помогает лучше отслеживать белорусскую избирательную кампанию — 2020. И могу сказать определенно: для меня не ново, что в период предвыборной борьбы власть использует всю мощь своего аппарата. Единственное отличие этой кампании, что вся эта истерия, когда преследуют не только потенциальных кандидатов, но и их штабы и даже активистов, началась на раннем этапе. Цель всем очевидна.

Дело «Белгазпромбанка» стало ярким примером давления на потенциальных кандидатов, но не стоит думать, что подобная ситуация происходит впервые, так как политическая активность широких слоев населения резко выросла и появилась реальная угроза. Ведь и ранее неоднократно происходило нечто подобное. Можно вспомнить хотя бы дело «Уралкалия» и задержание генерального директора российской компании Владислава Баумгертнера. Приехав на встречу с премьер-министром Мясниковичем в августе 2013 года по его же приглашению, Баумгертнер оказался в следственном изоляторе КГБ, а затем под домашним арестом в Минске. Его обвинили по нескольким экономическим статьям, он провел у нас «в гостях» три месяца. И чем дело кончилось? Ничем. А это тоже были российские инвестиции и российский капитал — как и в случае с «Белгазпромбанком». Так что это не уникальная ситуация.

Есть ли в новом деле, или даже нескольких уголовных делах, в отношении группы лиц реальная основа для их возбуждения? Сказать трудно, нужно знать подоплеку, но никаких внятных подробностей до сих пор никто не сообщил, все ограничивается лишь словесными нападками да «общей информацией». Все рассуждения комментаторов — это пока гадание на кофейной гуще.

Могу сказать одно: громкие резонансные дела начинались, дикие вещи заявлялись, а потом эти дела рассыпались в пух и прах, потому что ничего, кроме идеологической накачки, в них не было (повторюсь, это характерно для нынешней политики, мы это наблюдали не раз). Все для того, чтобы испугать оппонентов, заставить их поверить в реальность уголовного преследования.

Вспомните украденные миллионы экс-председателя правления Национального банка Тамары Винниковой, бывшего премьер-министра Михаиля Чигиря: дела были раздуты, о них демонстративно говорилось с экранов телевизоров, навешивались ярлыки, и, тем не менее, все закончилось пшиком.

Из свежих примеров — дело «Белого легиона», по которому в следственных изоляторах оказались десятки людей, проведшие там по нескольку месяцев. В итоге все расследования прекратились, а незаконно задержанным и обвиненным людям даже компенсацию за моральный вред не выплатили.

Чем в этот раз «сердце успокоится», сказать невозможно, но я в очередной раз наблюдаю применение традиционных методов ведения политической борьбы от Лукашенко в ходе избирательной кампании. Происходит возбуждение громких уголовных дел, прежде оказывавшихся мыльным пузырем. Но я не берусь выносить вердикт прямо сейчас, потому что реальные нарушения в работе бизнесменов, банкиров могут быть. Ведь не может 100 % топ-менеджеров быть честными, неподкупными, незапятнанными. Вполне возможно, что у кого-то к рукам и прилипли деньги: соблазны велики.

А пока мы не имеем никаких конкретных доказательств. Но, на мой взгляд, задача происходящего — запугать и заставить людей отказаться от ведения предвыборной борьбы».