Лукашенко выбрал тактику «или пан, или пропал»…

Белорусское телевидение показало сюжет закрытой части встречи Лукашенко с активом Минской области 26 июня. Вот что об этом пишет известный политический аналитик Александр Класковский (https://t.me/s/klaskouski/13).

В вопросе пандемии официальный лидер действует по принципу Дейла Карнеги: «Если судьба преподносит тебе лимоны — сделай из них лимонад». Он все увереннее провозглашает, что его тактика борьбы против «ковида» оказалась мудрой и победной.

Официальная статистика на этот счет у многих вызывает сомнения, но факт то, что катастрофы с горами трупов (вопреки пророчествам иных оппонентов режима) не произошло, эпидемия в стране, похоже, пошла на спад. Так что Лукашенко, выбрав в самом начале тактику «или пан, или пропал», теперь чувствует себя паном. И еще не раз козырнет этим в кампании.

Активу Минской области вождь прочитал целую лекцию о международном положении с сильным налетом конспирологии. Он и сам склонен видеть всюду заговоры, а тут еще, видимо, и спецслужбы, и аналитики из других структур подбрасывают доклады в соответствующем духе. Типа что коронавирус — рукотворное дело, кому-то надо было столкнуть лбами Америку с Китаем, а нас потом подомнут сильные мира сего.

Вообще эта часть солигорского спича напоминает выступления большевистских вождей 30-х годов о враждебном окружении и скрежещущих зубами империалистах. Но огромная советская держава действительно бросала вызов миру, а мы вроде как без глобальных амбиций. И почему это все так на нас ополчились?

По версии Лукашенко, независимость Беларуси висит на волоске: «Если мы сделаем хоть один неосторожный шаг, мы рухнем под обломками противоречий, конфликтов и империй». Но непонятно, почему именно миролюбивая синеокая республика оказалась самой уязвимой на континенте страной.

Лукашенко хвалится, что не лег под Евросоюз. Однако те постсоветские страны, которые пошли в ЕС и НАТО, получили и экономическую, и военную поддержку. А что дала Беларуси привязка к Москве, если ее рука сейчас рисуется главной угрозой на этих выборах?

Да, и действующего президента явно зацепила идея Бабарико про референдум о возврате Конституции 1994 года. Лукашенко снова рисовал ужасы лихих 90-х, подменяя при этом понятия. Речь ведь идет не о возврате в лихолетье, а о том, чтобы возвратить лимит в два срока президентства и разделение властей. Ага, сейчас.

В сухом остатке: инициативу Бабарико, как я и писал в предыдущем посте, будут гасить в зародыше, как взялись гасить уличные протесты.