Некомпенсируемая уязвимость

Судя по последним событиям, наша власть окончательно сделала выбор в пользу силового способа продления собственных полномочий. Выходит, что Лидии Ермошиной уже не достаточно. Народ не просто готов сделать выбор не в пользу надоевшего кандидата, но и, похоже, готов этот выбор отстаивать. Наша власть, впрочем, уверена, что «сила солому сломит» и «погоны», как высказался главнокомандующий, все же вынудят народ принять не его выбор. Всегда ведь так было.

Реально к «майдану» никто и не призывает, речь идет о мирных формах выражения народного мнения. Про «майдан» наш правитель сам нафантазировал. Мы знаем, что фантазия у него богатая. Мы все еще помним про «крыс в водопроводе» и «джипы с оружием», а теперь вот – «падающие милиционеры» и «гестапо вернулось». Чем все это кончится – пока не ясно.

Допустим старый и проверенный силовой вариант сработает. Будет объявлен новый срок правления Лукашенко. Как долго ему удастся просидеть «на штыках». Это отдельный вопрос, причем именно в таком сценарии заключается ключевая уязвимость нашей власти. Причем уязвимость некомпенсируемая. Ибо невозможно делать ставку на репрессии и подавление всех свобод, включая экономическую свободу, и иметь при этом развитую экономику и приемлемый для людей уровень жизни.

Правда, при наличии внешней подпитки такие режимы могут существовать довольно долго. Даже несмотря на неэффективную и неконкурентоспособную экономику. Внешняя подпитка долгое время создавала иллюзию (хотя и не у всех), что «чудо» всё же возможно. Но чудо длится не долго. У чуда – эпизодический характер. Что-то кредиторы и спонсоры надеялись получить и взамен. Когда не получили – «живительный источник» стал усыхать.

Давая интервью «Коммерсанту» претендент на пост президента Виктор Бабарико припомнил диалог Наполеона со своими генералами: «Почему мы проиграли сражение? Во-первых, не было снарядов». «Дальше можно не продолжать», – заключает Бабарико.

Теоретически власть тоже как бы начала понимать, в какую сторону развивается ситуация. Лукашенко довольно часто говорит в последнее время, что экономика для нас – это главное. Даже отказ от введения карантина был обоснован экономической целесообразностью. Но этот отказ ничего не дал – да и невозможна в принципе процветающая экономика при репрессивной системе. Систему же власть менять не собираются, что подтверждают последние события. Значит необходимо сменить власть. И народ, причем практически уже весь, это понял. Понял и то, что за всеми этими и другими провалами государства стоит практически полная экономическая безграмотность лиц, принимающих решения.

Раньше понимало лишь меньшинство. Большинство верило в «доброго царя». В этом – тоже коренное отличие ситуации от минувшего периода. Однако власть всё же предпочитает путь репрессий. Отчасти это даже логично, других инструментов «коммуникации» с народом у нее уже практически не осталось. Это контрпродуктивно: «кровавое воскресенье» в свое время вызвало революцию, а не погасило протесты. Которые до того имели мирный характер. Люди просто хотели донести до «царя» информацию о своем бедственном положении, а «царь» ответил так, как ответил. Сегодня положение людей тоже очень бедственное, а власть не желает об этом слушать (не говоря уже о том, чтобы предпринимать соответствующие меры), но мобилизует «погоны».

Усиление репрессий в стране, демонстративно брутальные действия силовиков практически всегда приводят к бегству капиталов из страны. А их и так почти нет, «модернизация» осуществляется преимущественно за кредиты. Кредиты же страна «силового варианта» на льготных условиях получить не может. К этому следует добавить экономические санкции, вероятность введения которых (как и после «площади») повышается. А экономика и так в «предсмертном состоянии», по выражению Виктора Бабарико.

И хороших выходов для власти уже почти нет. Упустила она такой момент – десять лет назад. Если режим откажется от своей репрессивной сущности, он падет. Если не откажется – рухнет вследствие коллапса экономики. Разве что с некоторым замедлением. Это и есть уязвимость, которую невозможно компенсировать. Ну, разве что другого внешнего донора найти. Власть работает, конечно, в этом направлении, но получается пока из рук вон плохо. И «батьку» все уже хорошо знают, и ситуация в мире такова, что никому нет дела до спасения белорусского режима. Может все-таки Путин? Он хоть и был обманут многократно, но, может, согласится обмануться еще раз? А, может, уже и нет. Тем более, что Лукашенко неявно, но прозрачно объявил его врагом и спонсором «майданчика» и «шелудивых».

После брутального варианта декабря 2010 года белорусская экономика к весне 2011-го начала стремительно падать. Но нам тут же был выделен кредит в 2,5 млрд. долларов (хотя первый транш был меньше), плюс 2,5 млрд. долларов власти выручили за «Белтрансгаз». Так, под «мудрым руководством» вождя за деньги «спонсора» ситуацию удалось разрулить. Кто бы сегодня подкинул 5 млрд. долларов? Это важно, поскольку силовой вариант экономику добивает окончательно, и ныне эта экономика гораздо слабее, чем после «плошчы». А ведь только наличие нормальной суверенной экономики является гарантией суверенитета – здесь я с Бабарико полностью согласен.

Юрий ПШЕННИК, фото https://nn.by/

На снимке: люди пришли поставить подписи за альтернативного потенциального кандидата в президенты