Марголин: За Лукашенко и за месяц не подпишутся 200 тысяч человек

Лукашенко заявил, что после его регистрации кандидатом в президенты он объявит новый состав правительства. Мол, так он делает каждую избирательную кампанию.

Так ли это на самом деле? «Белорусский партизан» беседует с экономистом Львом Марголиным. 

«Лукашенко неуклюже пытается переложить вину на правительство»

— «Мы всегда после регистрации кандидатом в президенты действующего президента объявляли новый состав правительства. До выборов. Это был принципиальный вопрос, чтобы люди видели, с кем мы будем работать», — заявил Лукашенко. Какой сигнал он послал всем?

— Во-первых, что-то не припомню, чтобы Лукашенко перед выборами менял правительство, по-моему, все-таки он это делал после выборов – если вообще менял. Не являюсь его биографом, но почему-то мне так кажется.

А с другой стороны, посыл здесь предельно ясен и прост: если у вас есть претензии, то они не ко мне, а к правительству. Поэтому можете за меня спокойно голосовать, поскольку мы правительство перетрахивали и будем перетрахивать. 

Это очередная попытка снять с себя ответственность, на мой взгляд, попытка неуклюжая и бессмысленная, потому что даже среди самых наивных белорусов не осталось никого, кто действительно бы верил, что в стране хоть что-то зависит от правительства. 

Тем более, что он неоднократно говорил: мы наметили на Всебелорусском народном собрании – пусть оно выполняет, не его дело заниматься реформами. Таким образом, Лукашенко сам себе противоречит: правительство выполняло-выполняло, но оказывается, оно делало не то,

что надо. 

Если бы Лукашенко находился у власти первый срок, то это можно было бы ему простить. Но на 26-м году это уже не работает.

— Какие претензии можно предъявить нынешнему составу правительству?

— Ему можно предъявить две претензии, даже одну – комплексную. Это правительство через месяц после назначения должно было положить на стол Лукашенко программу своей деятельности и, услышав, что это не его задача, тут же всем коллективом подать в отставку. 

Есть такое понятие – соучастие. Наше правительство согласилось выполнять роль не совсем мальчика для биться (эта роль отводится только время от времени), скорее, роль марионеток, которых дергают за ниточки. Согласившись на эту важную роль, правительство тем самым стало соучастником Лукашенко в деле разрушения белорусской экономики. 

— Кто-нибудь из нынешнего состава Совмина имеет шансы повторно войти туда?

— А я думаю, что большинство войдут. У нас правительство ассоциируется с председателем правительства, поэтому, если поменять председателя – значит, поменялось и правительство. Спроси первых встречных в Минске (не говорю про Копыльский район) – очень сомневаюсь, что хоть кто-нибудь из них назовет фамилию министра, даже министра МВД, министра обороны. 

Менять министров, во-первых, не на кого, только перетасовывать их с места на место, а во-вторых, нет никакого смысла их менять. Вопрос только в том, поменяется председатель правительства или не поменяется.

«За Лукашенко и за месяц не подпишутся 200 тысяч человек»

 Лукашенко сказал, что за него за четыре дня подписались почти 200 тысяч человек. Верите?

— Нет, конечно. Я абсолютно уверен, что за него и за месяц не подпишутся 200 тысяч человек. Мы уже то тут, то там слышим, как за него собираются подписи; если раньше еще предпринимались попытки сбора подписей, хоть по принуждению, то сейчас это происходит, примерно, так: составьте подписной лист из фамилий родителей, которые заключали договора на оказание платных услуг в школе, только самим родителям не говорите. А поставить закорючки способен любой. Говорить можно что угодно.

— Какое впечатление на вас произвела вчерашняя акция на Комаровском рынке?

— Я считаю, что это неплохое начало. Я абсолютно не поддерживаю тех, кто пытается поделить кампанию на Тихановского со Статкевичем, на Бабарико с Цепкало. У каждого из них, как и у всех остальных, есть определенные слои общества, которые их поддерживают. 

И надо не между собой воевать (искать руку России или руку Лукашенко), надо поддерживать всех в расчете на то, что каждый из них сможет раскачать определенные слои общества, а вместе – дать определенный результат.

Более того, я не согласен с упреками, что, мол, Бабарико не так ответил на некоторые вопросы, все с ним стало ясно. Когда мы начинаем слушать ответы на вопросы, мы слишком сильно рискуем, потому что более-менее подготовленный человек скажет так, как хочет услышать большинство. 

Я бы все-таки рекомендовал не только смотреть на ответы, а на самого человека: если это не чертик из табакерки, если у него есть определенный багаж и послужной список – лучше присмотритесь к этому багажу, поговорите с людьми, с которыми он работал – чтобы не получить потом Лукашенко №2, который правильно отвечает на все вопросы.

— С эпидемиологической точки зрения вчерашнюю акцию уже назвали «парадом №2».

— Есть одно коренное отличие от парада: люди шли на встречу не принудительно. Не скажу, что на парад все пришли по принуждению, но многие люди были введены в заблуждение: Лукашенко с экрана 10 раз говорил, что никакого вируса нет. Это все психоз. Как ни странно, я встречал таких людей, которые говорили мне то же самое.

А далее – каждый человек вправе рисковать собственным здоровьем, собственной жизнью. Я смотрел стрим «Радыё «Свабода»: да, вначале там была толпа, но потом народ соблюдал дистанцию, большинство было в масках, перчатках. Это дело каждого – принимать решения.

— Вы лично поддержали кого-то из претендентов? — Я с удовольствием поддержу всех, кроме Лукашенко, Гайдукевича и Дмитриева.