Чумовой парад идет к урнам

Безразличие белорусской власти к народу не исчезает бесследно и не заканчивается. Футбольный чемпионат плавно перерос в Пасху, Пасха — в ленинский субботник, субботник — в парад, а парад, как теперь выяснилось, в президентские выборы.

Александр Лукашенко назначил президентские выборы на 9 августа

Безразличие белорусской власти к народу не исчезает бесследно и не заканчивается. Футбольный чемпионат плавно перерос в Пасху, Пасха — в ленинский субботник, субботник — в парад, а парад, как теперь выяснилось, в президентские выборы. Парад вообще оказался животворящим: на следующий день после него, по словам Александра Лукашенко, заболеваемость пневмониями снизилась вдвое. Впору ставить перед колоннами техники банки с водой, чтобы заряжалась.

Теперь Александр Лукашенко назначил президентские выборы на 9 августа. Никто не знает, какой будет ситуация с коронавирусом в августе. Правда, пандемия научила не заглядывать в такие дальние дали. Но сейчас Беларусь еще даже не на пике. После Пасхи и субботника количество заболевших растет, для них освобождают новые больницы, из «некоронавирусных» больниц забирают врачей на краткосрочные курсы для работы в реанимационных бригадах, а ВОЗ безуспешно призывает к карантину и прогнозирует вспышку спустя некоторое время после парада. Эпидемиологи говорят, что пик эпидемии в Беларуси еще не наступил, но приближается. То есть наступит, скорее всего, в то самое время, на которое Лукашенко назначил сбор подписей.

В разгар эпидемии он хитренько предлагает ходить по квартирам и зазывать людей в пикеты, заражаться и заражать других.

Хитренько — потому что на этот раз сфальсифицировать его 86 процентов будет вообще легче легкого. Пандемия — отличная «отмазка».

Председатель ЦИК Беларуси Лидия Ермошина уже рассказала, что никаких наблюдателей на выборах не будет — ни белорусских, ни международных. Представители партий и общественных организаций не войдут в состав избирательных комиссий. Заседания будут проходить в закрытом режиме. Правда, ЦИК обяжет исполкомы выкладывать у себя на сайтах записи тех заседаний — но что может быть проще, чем записать все нужное, с раздачей текстов, заранее или позже? А что касается явки, тут все стало еще проще: и даже студентов и солдат силой гонять на досрочное голосование не придется.

Лидия Ермошина в эфире гостелевидения все объяснила: «Пандемия наложила такой отпечаток, что избиратели все будут находиться в стране. И даже если они будут отдыхать, то мы предоставим все возможности, чтобы они проголосовали по месту отдыха. Студентам мы предоставим возможность проголосовать по месту их проживания постоянного, там, где они будут находиться у родителей. Людям, которые будут располагаться на дачах, мы также дадим возможность проголосовать в сельсоветах, сельских участковых избирательных комиссиях». А теперь перевод на русский язык. Границы закрыты (если их и откроют, то не для «антикарантинной» Беларуси, которая окажется заперта снаружи), и все избиратели на месте. И если даже какой-то неугомонный журналист проведет весь день на ступеньках избирательного участка и зафиксирует явку в два человека, Ермошина скажет: тысяча избирателей в данный момент отдыхает в окрестных агроусадьбах, две тысячи на дачах, три тысячи в деревне у родственников, и все они там проголосовали, потому что мы дали им такую возможность. Даже видимость явки больше не нужно соблюдать. Не удивлюсь, если итоговые протоколы уже лежат в сейфе. Теперь даже придумывать ничего не придется — пандемия поможет.

Разумеется, оппозиция отказалась от участия в этом продолжении парада. Потому что это выбор не между участием и неучастием, который может быть спорным, а между соучастием в преступлении и участием в спасении жизней, который бесспорен.

Кстати, если кто забыл: Лукашенко с помощью пандемии собирается устроить себе седьмой срок. Седьмой. Он у власти 26 лет.

За это время он «обнулялся» несколько раз. Сначала в 1996 году, когда провел референдум по внесению изменений в Конституцию, уничтоживший законодательную власть. Тогда он решил, что с новой Конституцией нужно и жизнь начинать заново, и обнулил свой срок, назначив выборы не на 1999 год, а на 2001-й. В 2004 году он обнулился во второй раз, проведя еще один референдум, отменивший ограничение в два президентских срока. В 2010 году он обнулился в третий раз, теперь уже фигурально: арестовав всех альтернативных кандидатов в президенты в день выборов, он продемонстрировал, что произойдет с каждым, кто посмеет всерьез выступить против. А потом наступило десятилетие спойлеров. Оно еще не закончилось — пандемия помогла.   

Лукашенко у власти 26 лет. Сейчас под покровом санитарно-эпидемиологической обстановки он «нарисует» себе седьмой срок, и это будет уже 31 год. Россияне, да вы дети по сравнению с нами!

Но он не учитывает, что пандемия воюет на всех фронтах и не принимает ничью сторону. Коронавирус в Беларуси уже коснулся каждого, как война. Друг, брат, сват, коллега, сосед — у каждого в телефонной книге уже есть не только заболевшие, но и умершие. И градус негодования повышается каждый день, как температура после инкубационного периода.

Не берусь ничего прогнозировать (коронавирус научил этому весь мир), но сейчас для Лукашенко может сложиться ситуация, от которой не спасает аппарат ИВЛ.

Ирина ХАЛИП, novayagazeta.ru