История борисовчанки, которая стала токарем-револьверщиком

Корреспондент агентства «Минск-Новости» пообщалась с работницей МАЗа Анной Гаврилович и выяснила, как кондитер может стать токарем-револьверщиком.

Покинув территорию Минского автомобильного завода, подумала: в мире, пожалуй, не осталось профессий, не подвластных женщинам. Удивительный факт: на агрегатном участке цеха механосборочных работ МАЗа работают 17 женщин-токарей. Одна из них — токарь-револьверщик А. Гаврилович.

— Как пришла в 1986 году в этот цех ученицей, так и осталась на всю жизнь, — улыбается Анна Михайловна. — Ни разу об этом не пожалела. Завод стал родным, а бегать в поисках другого места давно желания нет. Да, работа не из легких. Хотелось бы и станки поновее. Когда все получается, станки не ломаются, норму выполняешь, то и работать веселее, душа поет.

Агрегатный участок цеха, тем более профессию токаря-револьверщика, никак не отнесешь к женским. Даже само название обязывает стоять у станка мужественных, крепких и ответственных мужчин. Что общего у станков-револьверов и настоящих револьверов, кроме воинственно-брутального названия? И там, и там есть поворотный барабан. Только в оружии в нем вращаются настоящие патроны, а в станке — инструмент, которым обрабатывают металл. Чтобы овладеть профессией револьверщика, необходимо приложить немало усилий. Нужны отличный глазомер, внимательность, терпение и трудолюбие.

А. Гаврилович, повидавшая за три десятка лет всякое, объясняет, почему мужчины не задерживаются в этой профессии:

— Работа монотонная, что не всегда им нравится. Не могут они стоять у станка долго не двигаясь, да и получать хочется больше. Хотя те, кто обладает навыком, сноровкой, терпением, могут заработать. Ведь детали производству требуются разные, за месяц некоторые могут не повториться, а за смену по норме необходимо сделать 200 штук.

Прежде чем попасть на завод, Анна успела окончить кулинарное училище и два года поработать кондитером в Витебске. Но девушку не устраивало, что неудобно добираться к родителям домой в Борисовский район. Они настояли, чтобы дочь перебралась в Минск. Но в середине 1980-х в столице было непросто трудоустроиться. Только несколько промышленных гигантов набирали работников, предоставляя прописку и общежитие. Вариант с Минским тракторным девушка отвергла сразу — боялась тракторов. На велозаводе работала практически вся молодежь из ее деревни, в том числе родственники. Двоюродная сестра стала отговаривать Аню:

— Она мне говорит, мол, зачем ты сюда пойдешь?! Мало того, что все из одной деревни, так еще и фамилия у всех одинаковая.

Подумала: что дома скажу? Как будто в Минске других мест нет. А на МАЗе встретили очень хорошо, начальник цеха сам водил по участку. Все показалось понятным и легким. Молодежи очень много было. Сейчас, к сожалению, молодые неохотно идут на завод.

Анна Михайловна считает, что от добра добра не ищут. И работу свою, несмотря на ее мужской характер, любит и дорожит ею:

— Здесь у меня вся жизнь прошла. Бросить завод — все равно что оставить родного человека.

Ирина Ржеусская, фото Тамары Хамицевич / minsknews.by