В Борисове идет суд над воспитателем семейного детдома

Еще пару лет назад Зоя Каторгина была образцовым родителем-воспитателем в детском доме семейного типа. Про их семью писали в местной прессе, с подарками их навещали разные делегации. Сейчас женщину судят за то, что она много лет систематически избивала детей. Дело разбирает суд Борисовского района.

Потерпевшими по делу проходят 10 девочек. Одной из них уже исполнилось 18, остальным от 7 до 15 лет.

Сегодня в зале суда только потерпевшая Даша. Ей 14, у нее зеленые волосы. Сейчас девочка живет в Борисове, учится в 9 классе. На процесс она пришла с новой приемной мамой. Женщина говорит, что Дарья — человек своеобразный и эмоциональный, но конфликтов у них не возникало.

У Каторгиной Даша жила всего полгода. Сюда она попала из приюта. К обвиняемой неприязни у нее нет. Если, говорит, их и наказывали, значит, получали они не просто так, а за что-то.

В суде Даша говорит очень неуверенно и тихо.

— Вы стесняетесь, не хотите говорить в присутствии обвиняемой? — уточнила судья.

— Нет, — ответила Даша.

В доме, вспоминает, существовало правило: когда к приемной маме кто-то приходил, спускаться на первый этаж детям запрещалось. В ответ на вопрос «почему» Даша пожимает плечами: «Не знаю».

Воспитанники, рассказывает, должны были убирать за собой, готовить, а также по очереди ухаживать за свиньями и курами. Никакого дискомфорта это не доставляло. Когда случалось, что кто-то, например, не помыл посуду, приемная мама сначала предупреждала — просила навести порядок, и только если дети не исправились, наказывала.

Даша вспоминает всего два момента, когда ее била Каторгина. Один из них удар кулаком в грудь. Правда, за что он был, девочка забыла. Второй — ситуация с ботинком. По словам потерпевшей, она ездила в Борисов заклеивать ботинки, но пока вернулась домой, все снова расклеилось. За это приемная мама и ударила ее ботинком.

— Видели, что она била других девочек? — уточнил гособвинитель Сергей Лытин.

— Да, — ответила Даша и вспомнила, как Каторгина ударила Вику головой об железный стул, Алену за плохие оценки била выбивалкой, Леру — кулаком.

Проблем с едой, говорит девочка, в доме не было. Поесть, правда, можно было, только когда сделал уроки. Если уроки не выучил, то не ел.

— Только Маша, самая маленькая, ела всегда, — говорит Даша.

О том, что приемная мама воспитывает силой, девочки в школе никому не сообщали. Даже завучу, которая приходила их проверять, ничего не говорили.

— Почему? — уточнил гособвинитель Сергей Лытин.

— Не знаю, — отвечает Даша.

Описывая жизнь в доме, Даша теряется. Часто повторяет: «Не помню». Поэтому в процессе решили зачитать показания, которые она давала раньше.

Так, например, в один из первых дней, когда Даша только приехала в семью, видела, как между мамой и девочкой Викой случился конфликт.

— Я была свидетелем, как Каторгина избила Викторию, — говорила она во время следствия. — Она ее тягала за волосы во дворе и раза три стукнула о стоящий стул. Вику она побила за то, что та съела клубнику. На кухне стояла клубника с сахаром, собирались варить то ли варенье, то ли компот. Каторгина увидела в сахаре сок от клубники и разозлилась, — зачитал слова Даши гособвинитель. — При мне Каторгина избивала всех девочек, кроме Кристины, не знаю, била ли Аню. С Аней всегда разбирались в комнате при закрытых дверях, и Аня потом плакала.

Из показаний, которые Даша давала раньше, следует: наказывая, Каторгина обычно наносила два-три удара. Пока Даша жила в семье, женщина, по ее словам, каждый день кого-то била. Причины разные — нестриженые ногти, плохие оценки и поведение. Потерпевшую за это время обвиняемая ударила четыре раза. Била ее по спине и животу, синяков потом девочка не замечала.

Описывала тогда Даша и еще один случай: приемная мама столкнула одну из девочек с лестницы.

— Каторгина столкнула Леру то ли за разбросанные вещи, то ли за мусор, — говорила на следствии Даша. — Лера упала, выбежала на улицу и стала задыхаться. Каторгина сказала: «Что ты притворяешься», но потом завела в больницу.

При этом, вспоминала Даша, мама попросила Леру сказать врачам, что упала сама.

Сейчас, правда, эту историю потерпевшая описывает по-другому: Лера зацепилась за мешок и упала сама.

Зоя Каторгина, слушая показания, выглядит бодро. После заседания, прощаясь со знакомым, она скажет ему: «Всем привет, у меня все хорошо». На процессе она делает пометки в своей тетрадке и задает вопросы. Так, например, интересуется, знала ли Даша, что Кристина и Аня ездили в Борисов и просили забрать ее из семьи?

Даша отвечает, что не знала.

Методы воспитания в семье она описывает как неприемлемые. При этом не скрывает: в доме ей нравилось.

Напомним, суд начался 27 марта. Зою Каторгину судят по ч. 2 ст. 154 УК — истязание несовершеннолетних. Ей грозит от одного года ограничения до 5 лет лишения свободы.

Екатерина Пантелеева. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *