Мы в соцсетях:

10-05-2018 14:51

Местные новости


Праздник Великой Победы с горчинкой

В Борисове 93-летнему бывшему офицеру-фронтовику власти не дают двух метров земли, чтобы вырыть могилу рядом с однополчанами, погибшими при освобождении города от фашистских захватчиков.

Кладбище по улице 8 Марта якобы закрыто, но там есть свободные места, где периодически хоронят номенклатурных работников и их родственников.

Например, заместителю председателя исполкома Валентине Шутко был выделен небольшой погост.   

Участник Великой Отечественной войны гвардии полковник  Юшко Авенир Аркадьевич обижается, что войну прошел с июля 43-го года, не щадя своей жизни, а сегодня не заслужил упокоения на аллее воинских захоронений. Мама назвала сына необычным именем под влиянием религиозной литературы.

После окончания танкового училища он участвовал в форсировании Днепра, где его тяжело ранили в голову, и лишь благодаря случайности не закопали в братской могиле: санитар среди мертвых нащупал его теплую ладонь. 

После госпиталя освобождал в составе 5-й Гвардейской танковой армии Молдавию, Украину, Белоруссию (в том числе Борисов), Прибалтику, Польшу и Германию. За успешную операцию при освобождении территории на Борисовском и Минском направлениях был представлен к ордену Отечественной войны второй степени.

Танковая рота под командованием лейтенанта Юшко с большими потерями дошла до Берлина, где он встретил победу и расписался на развалинах Рейхстага 12 мая. 

После войны занимал различные должности, был старшим адъютантом командующего армии. В 1949 году получил назначение в Борисовский гарнизон, а впоследствии был откомандирован в Группу советских войск в Германии. Проживал с семьей в служебной квартире по соседству с капитаном Владимиром Путиным, штабным переводчиком.

Вернувшись в Беларусь, служил старшим офицером разведывательного отдела штаба армии в Борисове, откуда ушел на заслуженный отдых.

За мужество и героизм, проявленные в боях, гвардии полковник Юшко А.А. удостоен двух орденов Отечественной войны второй степени, ордена Красной Звезды, двух медалей «За боевые заслуги» и многих  правительственных наград.        

Доблестный офицер посвятил службе в армии 30 лет своей  жизни, вырастил  с женой двух дочерей, которые вышли замуж за военнослужащих и уехали в Россию.

Больше трех десятков лет трудился фотографом на хрустальном заводе. Многие годы занимался общественной работой: готовил исторические фотовыставки, выступал на школьных диспутах, в воинских подразделениях и на предприятиях.  

В 80-ых похоронил любимую жену и остался один. Но к нему периодически перед новым годом приезжает старшая дочь, чтобы присмотреть за престарелым отцом до майских праздников.   

– В годы войны мои однополчане гибли сотнями, но мы тогда не думали о смерти.

Немцы создали мощную армию, с которой пришлось столкнуться. Война – это грязь, голод и холод, война – это вши, кровь и смерть. Всем известно, сколько полегло наших бойцов, партизан и мирных граждан, включая детей и стариков.

Военная кампания немцев затянулась на долгие четыре года, но нашим войскам удалось накопить силы, освободить страну  и, в конце концов, разбить врага в его логове.

Мне рассказывали, что в Борисове, в районе Центральной площади, немцы устроили пункт сбора военнопленных, где дежурил один немец. Сюда стекались сотни пленных с винтовками, которых заедали вши, и они умирали сотнями. Мертвых тут же закапывали. Немцы не думали, что будет столько пленных, которых нечем было кормить и лечить. 

Когда в городе строилась площадь, откопали несколько тысяч человеческих останков. В целом в оккупированной Беларуси было уничтожено 800 тысяч пленных, – вспоминает ужасы далекой войны седой полковник.

– В мирные дни мне довелось бывать в местах боевой славы и встречаться с фронтовиками и партизанами. Многих давно нет в живых.  Раньше такие мероприятия приветствовались, а сегодня стираются в памяти народной. Некогда священные слова «никто не забыт, ничто не забыто» нынче теряют свой смысл. А руководство нашей страны из-за проблем в экономике недостаточно внимания уделяет участникам войны, которых остались единицы.  Они доживают в сельских глубинках,  не имея нормальных жилищных условий, лекарств и медицинского обслуживания.

Правда, мне грех жаловаться, кроме как на здоровье. Стараюсь держать себя в форме, контактирую с сослуживцами и руководством совета ветеранов.

Меня навещают работники социальной службы, которые при необходимости готовы оказать помощь по дому. Живу в благоустроенной квартире, получаю неплохую пенсию, в советский период приобрел новый автомобиль «Жигули».        

По натуре я непоседа: сорок лет вел общественные дела, с моей подачи на железнодорожном вокзале установили стелу с орденом Отечественной войны, которым награжден Борисов. Просил изготовить знак боевой славы для города, но никто ничего не сделал.    

Не так давно в кафе отметил 90-летие, где меня поздравляли представители райисполкома и командования СЗОК, а также Андрей Равков, нынешний министр обороны. Было приятно видеть за праздничным столом много друзей и знакомых.

А сейчас, в конце жизненного пути, столкнулся с черствостью и бюрократизмом чиновников, – возмущается бывший танкист. И вкратце обрисовал проблему, которую, судя по интонации в голосе, ему неприятно обсуждать. 

Три года назад  он обратился с просьбой к властям, чтобы выполнили его последнюю волю и похоронили неподалеку от обелиска воинам, погибшим в войну. Председатель райисполкома Владимир Миранович распорядился, чтобы выделили участок возле могилы безымянного солдата, где много свободного места. 

На радостях офицер-фронтовик, почетный гражданин нашего города, заказал для себя монумент из гранита зеленоватого оттенка с золотыми буквами, который, по словам мастера, мог бы украсить воинское захоронение.

А сегодня чиновники отказываются оформить ветерану документы на захоронение на кладбище по улице 8 Марта. Не помогли ему ни в местном совете ветеранов, ни в министерствах культуры и обороны, ни в Совете Министров, ни в областном исполкоме.

Обращения депутата Палаты представителей Тамары Красовской тоже не возымели своего действия.  А после письма в Министерство культуры председателя райсовета Петра Навицкого и вовсе пришел ответ, что готовится проект закона о запрещении захоронений на воинских кладбищах умерших после 1944 года. В общем, круг замкнулся.

– Я не хочу, чтобы меня похоронили под забором на общем кладбище, как это случилось с одним из известных в городе ветеранов Великой Отечественной войны.  Надеюсь, что после публикации районные власти изыщут возможность похоронить меня как офицера-фронтовика, по-людски.

Иван ДЕМИН

479

Поделиться:

Комментарии ()



    Написать комментарий: