Мы в соцсетях:

5-01-2018 16:24

Культура


По ту сторону экрана

В России всегда внимательно относились к тому, что происходит в Белоруссии: культуры это касается особенно. Тем отраднее, что после девятилетней реконструкции открылась национальная киностудия «Беларусьфильм». Теперь она является самой крупной площадкой в Европе. Наш спецкор побывал на церемонии перезапуска и узнал о том, что в Минске собираются предложить своим и российским режиссерам.

О снятых на студии лентах («Приключения Буратино», «Про Красную Шапочку», «Белые росы», «Дикая охота короля Стаха», «В августе 44-го») напоминает только сталинское трехэтажное здание с колоннами. Внутри все теперь по-другому.

Но гостей встречают неизменным рассказом о славном прошлом. Пресс-секретарь кинокомпании Юлия Большакова не без гордости напомнила, что в советские времена особое значение придавалось военным лентам. Студию в народе называли «Партизанфильм». И не только о Великой Отечественной шла речь.

— Легендарный пулемет для товарища Сухова из «Белого солнца пустыни» сконструировали на «Беларусьфильме». Его собрали из деталей боевых орудий, хотя тогда большая часть винтовок и автоматов в военных лентах была сколочена из дерева. Он хранится у нас под сигнализацией вместе с двумя тысячами единиц оружия. А дело было так: когда в 1968 году преступили к съемкам, оказалось, что на складах «Мосфильма» и «Ленфильма» не осталось ни одной винтовки, не то что пулемета — все имеющееся снаряжение забрали для киноэпопеи «Освобождение». Тогда режиссер Владимир Мотыль обратился к нам, и наши оружейники в короткий срок собрали пулемет того образца, какой он хотел видеть на экране — пояснила Большакова.

Фото: Александр АндрюхинПозже на складе мне показали его и даже разрешили взять в руки. Сразу вспомнились басмачи и знаменитые слова: «И поскольку, может статься, в песках этих лягу навечно, с непривычки вроде бы даже грустно...»

По ту сторону экрана 

С распадом СССР почти все союзные киностудии начали приходить в упадок, поскольку средств на свое национальное кино у республик не было. Только две — Одесская и Белорусская — продолжали оставаться на плаву. По техническому оснащению «Беларусьфильм» не уступала соседям.

— В начале 2000-х нашей киностудией заинтересовались американцы, — вспоминает начальник цеха декоративно-технических сооружений Юрий Осокин. — Тогда у нас было два больших павильона в основном здании на 1000 и 1200 квадратных метров и вспомогательная площадка на 250 квадратов. Им понравился большой павильон. Они намеревались установить в нем шаттл для своей космической картины. Тогда планировалась совместная американо-белорусская лента. Но у нас на проект не хватило денег, поэтому он не состоялся.

По словам Осокина, сейчас средства бы нашлись. Но тогда киностудия едва сводила концы с концами.

Фото: Александр Андрюхин

— Одессе было легче — в 90-е ей не дали зачахнуть кинематографисты из России. Они не только снимали там свои фильмы, но и строили новые павильоны. Однако в 2014 году новая киевская власть перестала пускать россиян — и их взоры обратились в сторону Белоруссии. Обновление «Беларусьфильма» мы начали в 2008 году — за несколько лет до того, как к нам пошли московские режиссеры, — продолжает рассказывать Юрий Николаевич. — К этому времени смогли найти средства на реконструкцию за счет аренды площадок, плюс помощь от государства. 

Поводом для изменений послужило здание склада, стоявшее во дворе. Оно разваливалось. В помещениях находились столярные и швейные цеха, хранились уникальные коллекции костюмов, которые уже начали растаскивать. Словом, его пришлось снести, а заодно распрощаться с ветхим общежитием для актеров. Взамен начали возводить новый современный комплекс: два павильона по 1000 квадратных метров, шесть складских помещений, оружейную комнату, цеха и кабинеты. В 2014 году здание достроили и начали использовать.

— Материал стен — звукопоглощающий, — уточнил Осокин, показывая необъятные пространства студии, — Можно записывать без малейших посторонних примесей. На потолке — противопожарное покрытие, сверхновая звуковая система Dolby Atmos. Все обтянуто хромакеем, это позволяет менять фон и добавлять элементы компьютерной графики.

Режиссер Валерий Тодоровский одним из первых оценил возможности только что выстроенных павильонов и начал снимать здесь картину «Большой». Впрочем, он давно облюбовал «Беларусьфильм». Здесь работал над сериалом «Каменская», а также снимал фильмы «Стиляги» и «Оттепель».

— За все 9 лет реконструкции студия ни на один день не останавливала работу, — рассказывает Большакова. — Когда возводились новые павильоны, съемки шли в старых. Теперь техническое оснащение позволяет производить экшн-фильмы со взрывами, наводнениями, землетрясениями и фантастическими эффектами.

Фото: Александр АндрюхинВместе с сотрудниками мы прошли по всем пяти помещениям. В некоторых из них уже шли съемки, в других же возводили стены и готовили декорации. В одном из павильонов, готовые к съемкам, стояли кабинеты полиции, кафе и химическая лаборатория — здесь работали над созданием сериала «Мухтар 2». Этот комплекс делали около месяца. Уже заключен договор и на третий сезон, поэтому они здесь всерьез и надолго.

Основной материал, который применяют в строительстве декораций, — фундус. Он позволяет в минимальное время сделать все, что угодно, — крестьянский дом, сталинку, хрущевку, даже средневековый замок. Из него мы сооружали танк Т-26 выпуска 1933 года. Гусеницы фанерные, но даже вблизи не отличишь. Из фундуса построили и самолет И-16. Такое ощущение, что машина только что сошла с конвейера Авиационного комплекса им. С.В. Ильюшина.

Автомобили, мундиры, кентавры

Сегодня у «Беларусьфильма» самая большая территория в Европе. Кроме 10,5 гектара земли в Минске, на которой находятся пять павильонов (4500 кв. м), это и 90 гектаров натурплощадок, которые расположены в 40 километрах от города. В распоряжении съемочных групп любые ландшафты — леса, поля, степи, озера. Можно сымитировать любые природные явления — от ливней и наводнений до землетрясений и извержения вулканов. В качестве декораций выстроено несколько деревень, проходит узкоколейка. Есть новая гостиница для актеров и съемочных групп — не нужно терять время, чтобы добраться до места. Киностудия имеет собственную автобазу с невероятным количеством машин — от ретро до последних моделей иномарок, а также колонну военной техники.

Самые крупные площадки Европы гораздо скромнее. Например, итальянская «Чинечитта», которая считается центром кино Старого Света, может похвастаться 40 гектарами, чешская «Баррандов» — 45. Правда, на территории первой располагается 21 съемочный павильон, а на второй — 14. «Беларусьфильм», обгоняя всех по площади, явно отстает по количеству павильонов.

— Был я на киностудии в Люксембурге, — делится впечатлениями Юрий Осокин. — Мало того что там жуткая теснота, так еще цены за аренду заоблачные. Наша киностудия намного привлекательнее. Но итальянцы нас превосходят по количеству античной одежды.

Фото: Александр АндрюхинНо уж в чем точно не уступают, так это в количестве мундиров. Когда мы зашли на один из шести складов, на каждом из которых (как меня уверили) 24 тысячи единиц реквизита, можно было оцепенеть от неожиданности. Он был полностью заполнен военной одеждой — советской, немецкой, итальянской, румынской. В три яруса висели офицерские и солдатские шинели, а также бушлаты, мундиры и партизанские тулупы. Громадная стена до потолка была заполнена рядами офицерских фуражек, как советских, так и иностранных, а также армейскими головными уборами всех времен и народов.

На других складах — множество строгих щегольских костюмов, пышных старинных платьев, расшитых золотом и усыпанных драгоценными камнями, и много чего еще, включая современную одежду.

Костюмер посоветовала обратить внимание на княжеское платье, в котором Елена Димитрова сыграла главную роль в советском триллере «Дикая охота короля Стаха», а затем откуда-то сверху достала бледно-голубое платье — в нем снималась Наталья Гундарева в фильме «Проданный смех». 

С особой гордостью работники склада показывают коллекцию русских платьев и сарафанов из фильма «Благородный разбойник Владимир Дубровский»: Каждый узор расшит вручную! Что не платье — то шедевр. Крестьянские наряды создавались здесь же — в швейной мастерской киностудии. Внешне она оказалась очень похожа на один из цехов текстильной фабрики — множество столов, за которыми работают женщины.

Фото: Александр АндрюхинВ соседней комнате — громадный стол закройщика и нарисованные на ватмане эскизы. Начальник цеха Галина Бугара объяснила, что, несмотря на внушительную коллекцию одежды на складах, к каждому фильму героям шьются индивидуальные костюмы по задумке режиссера.

— Создатели фильмов к наброскам прилагают и образцы тканей, — уточнила она. — Костюмы мы шьем не только для кино, но и для минского Театра киноактера, причем в трех экземплярах, потому что составы труппы меняются: исполнители — все разной комплекции, и каждому нужно индивидуальное платье.

Следующий склад киностудии напомнил музей. Просторное помещение заполнено полками, на которых есть все, что только можно представить: печатные машинки, старинные телефонные аппараты, ретромагнитофоны, телевизоры, деревянные автоматы, противотанковые мины, немецкие гранаты, рыцарские доспехи, кольчуги, копья, арбалеты. А между стеллажами возвышаются статуи древнегреческих кентавров, советских спортсменов и, конечно, девушек с веслами.

— Вот уж чего точно не найдете на итальянской киностудии, так это скульптуры пионера, — смеется Большакова, кивая на гипсового мальчика с барабаном.

Одна из работниц показывает мне глазастое насекомое, сшитое из тряпок:

Фото: Александр Андрюхин— Это сверчок из фильма «Приключения Буратино». — А вон та самая гармонь, на которой Караченцов играл в «Белых росах», сидя в гнезде аиста.

Тут же лежит трость кота Базилио, головной убор Красной Шапочки, а на крючке висит желтая с помпончиками курточка Буратино.

Кино о самом главном

В новом здании расположилась и студия с компьютерной техникой — постпроизводство. Она занимает несколько кабинетов.

— Только один монитор для цветокоррекции стоит 40 тысяч евро, — ввел в курс начальник комплекса «Кинопост» Евгений Левандовский, указав на 42-дюймовую панель, внешне мало чем отличающуюся от телевизионной. — На закупку всей аппаратуры по монтажу, цветокоррекции и звуку было затрачено более 1,5 миллиона евро.

Студия, по его словам, объединила станцию «Телекино», химическую лабораторию и монтажный цех, которые до этого находились в разных частях города. Впервые все специалисты, имеющие отношение к финальному этапу фильма, собрались вместе. В том же крыле здания мне показали эталонный зал с большим экраном на стене, напоминающий камерный кинотеатр — только кресел в нем меньше, и расположены они на приличном расстоянии друг от друга.

— Это зал технического контроля, — объяснил Левандовский. — Здесь готовые фильмы проверяются на качество.

С этой осени на «Беларусьфильме» возможны и монтаж, и запись звука. Сюда можно явиться с одной лишь идеей, а уйти с готовой кинолентой. Можно даже записать фильм на пленку. Начальник производственного комплекса показал мне цех, в котором стоит оборудование, позволяющее переводить цифровой формат на пленочный. 

Фото: Александр Андрюхин

— В этом году мы запустим цех проявки, — кивает он на круглые баки под плотными крышками.

— Но кому может понадобиться записывать фильмы на пленку? — интересуюсь я. — Ведь вся мировая киноиндустрия перешла с пленочного формата на цифровой.

— Это нужно для архивов, — объяснил мой собеседник. — На пленке гораздо дешевле оставить для потомков старые фильмы и материалы.

Левандовский показывает мне высокий черный ящик со стеклянной дверью и горящими внутри светодиодами — это и есть место для хранения киноматериалов. Стоимость такого шкафчика — 1 млн евро. В данный момент он практически заполнен, и сейчас студия решает вопрос о покупке второго.

Фото: Александр АндрюхинЗдесь находятся только картины. Документация к фильмам, разработки, проекты и кинопробы хранятся в государственном архиве. На открытии «Беларусьфильма» после реконструкции готовность к сотрудничеству выразили немцы, грузины, латыши, итальянцы. Многие кинокомпании изъявили желание снимать здесь свои картины.

— С некоторыми подписан договор, — заявила Большакова. — Немцы будут работать над фильмом под названием «Эхо войны», о человеке, который приехал из Германии в Белоруссию. Он вырос в Германии, получил образование и всегда думал, что он немец. Но вдруг на него неожиданно нахлынуло... Оказалось, что он родом отсюда. Во время немецкой оккупации его родителей убили, и немецкий военный, подобравший мальчика, увез его и воспитал как сына.

Хватает и российских мастеров. Только что тут завершились съемки фильма «Жизнь после жизни» режиссера Дмитрия Астрахана. Уже заканчивает работу над своей картиной «Черный пес» Александр Франскевич-Лайе. А Алексей Мурадов готовится начать 12-серийную ленту «Чернобыль» — в павильонах уж строятся декорации атомной станции.

— Но мы открылись не только для россиян, поляков, немцев, — уточняет Большакова. — В первую очередь, для белорусов. Мы намерены возрождать то время, когда на киностудии снималось до 16 картин в год. Сегодня мы нацелены на производство шести — восьми белорусских картин в формате HD. Плюс анимация и документальные циклы.

Фото: Александр Андрюхин

По словам Большаковой, национальное кино республики ориентировано на человеческие истории, а не на голливудскую зрелищность, хотя технические возможности для создания фильмов со спецэффектами есть. 

Только что в Минске прошла премьера картины «Тум-Паби-Дум», созданной новым худруком «Беларусьфильма» Вячеславом Никифоровым. Это кино для семейного просмотра. Десятилетний мальчик-сирота, который понимает, что в таком возрасте его уже не усыновят, решает взять судьбу в свои руки и сам отправляется на поиски родителей.

Скоро появится на экранах фильм Игоря Четверикова «Прыжок саламандры» — приключенческий фильм про подростков, которые ищут клад и внезапно попадают в прошлое. Этот жанр в традиции «Беларусьфильма» — в свое время здесь сняли «По секрету всему свету», «Кортик», «Бронзовую птицу», — и киностудия намерена ее продолжить.

Даже российский режиссер Денис Скворцов, известный по сериалу «Ментовские войны», начал здесь работу над приключенческим фильмом под названием «Не игра». Это история о юноше, который в отличие от своих сверстников, поголовно «косивших» от армии, решил пойти служить. И это изменило его в лучшую сторону.

— К сожалению, белорусских картин пока еще очень мало, — рассказывает новый директор киностудии Игорь Поршнев. — Есть классика, но хочется снять что-то совершенно новое, глобальное, культовое. — portal-kultura.ru.

 Александр Андрюхин (статья, фото).

1360

Поделиться:

Комментарии (1)
  • Сергей 06 января 2018, 18:58
    А кому это сегодня нужно? Разве сегодня киностудия вечно снимающая фильмы о Второй Мировой может быть рентабельна?



    Написать комментарий: