Мы в соцсетях:

21-06-2018 16:35

Местные новости


Ответит ли государство за смерть рядового Коржича?

Если по существу, то власти откупились лишь тем, что предоставили матери солдата и общественности только «стрелочников».

Поэтому мать погибшего в Печах рядового Александра Коржича (на снимке) намерена предъявить иск Минобороны Беларуси на сумму в 240 тысяч долларов. Но готово ли белорусское государство нести ответственность за смерть солдата в мирное время?

Сам факт, что Светлана Коржич до сих пор не получила никакой компенсации за смерть сына, уже достаточно красноречиво характеризует государство. Поэтому можно понять мать погибшего солдата, которая сама решила обратиться за компенсацией. По ее словам, Саша до армии зарабатывал 500 долларов в месяц, поэтому государство в лице Минобороны должно раскошелиться на 240 тысяч долларов. Именно столько, по мнению Светланы Коржич, ее сын должен был заработать до пенсионного возраста. Обозначенная сумма белорусскому государству вполне по плечам. У нас привыкли выбрасывать, закапывать и класть в карман суммы куда более значительные. Но способно ли государство в лице конкретных чиновников осознать, что они должны сделать?

Самое страшное для родителей – это когда приходится пережить собственного ребенка. Тем более когда это не какое­то стечение фатальных обстоятельств, а действия (бездействия) моральных уродов, которые продолжают ходить по этой земле. У меня у самого три сына, каждый из которых почти наверняка пойдет исполнять свою почетную обязанность, как в свое время сделал и отец.

Но какой суммой можно оценить жизнь собственного сына? Помните, как в сказке про Карлсона мама ответила Малышу, что даже за сто тысяч миллионов не согласилась бы с ним расстаться. Уверен, что эта сумма, именно так была обозначена Астрид Линдгрен, поскольку в данной ситуации важна не конкретная цифра, а принципиальное отсутствие какой­либо денежной оценки жизни собственного сына. Но цену назвать все же стоит, как бы прагматично это ни звучало.

Помимо конкретных физических лиц, в той или иной степени виновных в доведении до самоубийства (либо убийства) сына Светланы Коржич, есть еще одно виновное лицо – государство в лице Министерства обороны. И если сержанты, прапорщики и офицеры точно понесут ответственность, то государство никакой ответственности за эту трагедию до сих пор не понесло и, возможно, не понесет. Государство до сих пор даже не предложило матери хоть какую­то компенсацию за причиненный ей вред. А обязано было уже давно предложить и выплатить, как делают, например, авиакомпании при крушении самолета. И государство само должно было обозначить сумму. Ее величина свидетельствовала бы о степени раскаяния и готовности нести ответственность.

По существу, государство откупилось лишь тем, что предоставило матери и общественности только «стрелочников», каждый из которых, возможно, виновен в смерти Александра Коржича, но каждый из которых одновременно является еще и такой же жертвой, как и погибший солдат. Жертвой системы, которая существует в армии и которая сыграла очень важную роль в их превращении в преступников.

Размер компенсации, который определила Светлана Коржич, это не попытка оценить жизнь сына и не холодное желание заработать на его смерти. Это неуклюжее стремление привлечь к ответственности главное виновное лицо – государство. А какую еще ответственность может понести государство, кроме финансовой?

Суммой в 240 тысяч долларов Светлана Коржич определила минимальный размер ответственности государства – материальный ущерб, без оценки морального вреда, который в разы больше. Это попытка хоть как­то обосновать для суда заявленную сумму, чтобы она не выглядела взятой «с потолка».

Хотя вряд ли из этого что­то выйдет. Государство, конечно же, не обеднело бы, выплатив и миллион долларов. Но гибель белорусских солдат в мирное время, к сожалению, не редкость. В этой ситуации не верится, что какой­то судья решится создать подобный затратный прецедент. Вернее, прецеденты уже были. На моей памяти самую большую сумму, которую суд определил, как размер ответственности Минобороны Беларуси за нелепую смерть солдата срочной службы, – 4 тысячи долларов в эквиваленте. Вдумайтесь в эту сумму и сопоставьте ее с той трагедией, которую перенесли родители. Возможно, о каком­то факте я еще не знаю. Допускаю, что кому­то удалось отсудить в два или три раза больше. Но рамки ответственности государства определены четко и довольно давно. И вряд ли какой­то судья эти рамки решится нарушить.

Александр САЦУК, «Ежедневник»

2755

Поделиться:

Комментарии ()



    Написать комментарий: