19-08-2017 16:04

Политика


Как поставить милицию в рамки закона

Действующая система власти стоит на защите лишь своих «слуг» и всячески их выгораживает

В суде Московского района Минска 2 августа завершился процесс по делу о стрельбе в новогоднюю ночь. Виновным оказался потерпевший от выстрелов Андрей Гаврош.

Несмотря на требование прокурора (три года лишения свободы), суд при­говорил минчанина к пяти годам ограни­чения свободы и отпустил домой.

Все ли правильно в этом уголовном деле? Может ли милиция применять оружие в отношении мирных граждан? Не слишком ли много разрешается у нас милиции?

ФАБУЛА ДЕЛА ПРОТИВОРЕЧИВАЯ

Сторона обвинения в лице прокурора Елены Крупениной поддержала пока­зания милиционера Руслана Соловье­ва. Он-де находился при исполнении обязанностей, обвиняемый предпринял нападение и даже причинил ему легкие телесные повреждения. Сержанту ми­лиции якобы ничего не оставалось, как применить оружие.

Однако при рассмотрении дела в суде выяснился ряд обстоятельств, ко­торые заставляют сомневаться в под­готовленной следствием версии. Во-первых, почему милиционер прибыл «по вызову» в одиночку? Почему при нем не было дубинки и баллончика с га­зом? Во-вторых, на каком основании он применил в отношении гражданина ог­нестрельное оружие, причем без пред­упредительного выстрела? В-третьих, как можно объяснить, что Андрей Гаврош получил пулю не только в стопу, но и в спину? В-четвертых, почему по делу не был проведен следственный эксперимент, в ходе которого можно было бы проверить показания милици­онера? В-пятых, почему в суде не был допрошен эксперт, который пришел к заключению, что обстоятельства полу­ченного Гаврошем огнестрельного ра­нения грудной клетки и левого плеча не соответствуют показаниям Соловьева?

Следует также учесть, что Андрей Гаврош обвинение не признал и пояс­нил, что он не нападал на милиционера,

не предпринимал попыток завладеть пистолетом, а только выталкивал «не­прошеного гостя» из тамбура.

«...ПОД ОСОБОЙ ОХРАНОЙ ГОСУДАРСТВА»

Как отметила в обвинительной речи Елена Крупенина, «сотрудник милиции при исполнении является представи­телем власти и находится под особой охраной государства». Вот, пожалуй, главный тезис обвинения. Милиционер - «государев человек», у него - особый статус и особое попечительство. А дру­гие - кто? У них нет ни особой защиты и никаких прав? Их можно бить и даже стрелять без предупреждения?

Получается, что действующая система власти стоит на защите только своих «слуг» и всячески их выгораживает. Вот и юного милиционера, который после стрельбы в подвыпившего гражданина выбежал из подъезда и долго переговаривался по телефону с начальством, от­правили «лечиться» в ведомственный го­спиталь. В медицинском заключении ему могли написать что угодно: и закрытую черепно-мозговую травму, и сотрясение мозга, и ушибы мягких тканей теменной области справа, и кровоподтеки шеи, и ссадины на теменной области слева...

О новогоднем инциденте министр внутренних дел И.Шуневич доложил А.Лукашенко. Тот поддержал милицио­нера, заметив, что «...возни с подонками не будет». Надо полагать, что это мнение Лукашенко было принято во внимание правоохранительными органами.

Я также имею право высказаться по делу после судебного разбирательства. Мне, как юристу, очевидно, что в данной ситуации надо говорить не об оказании сопротивления работнику милиции (ч.2 ст.363 УК), а о явном превышении вла­сти милиционером Р.Соловьевым (ч.3

ст.426 УК). Ведь сотрудник милиции выстрелил в мирного человека и причи­нил ему тяжкие телесные повреждения. Санкция статьи - от трех до восьми лет лишения свободы.

Уверен, что такую оценку случивше­гося даст любой независимый юрист, имеющий отношение к уголовно-про­цессуальной деятельности.

ПОРА ВСЕ РЕФОРМИРОВАТЬ

Указанный инцидент, как и другие случаи произвола милиции, свидетель­ствуют о необходимости реформирова­ния органов внутренних дел и других правоохранительных органов. Сосре­доточим внимание только на главных направлениях.

Первое: провести радикальную чист­ку и сокращение численности сотруд­ников милиции до уровня, принятого в европейских странах (максимально для нашей страны - 30 тысяч чел.).

Второе: упразднить внутренние во­йска, а также ряд спецподразделений МВД, в том числе ОМОН.

Третье: сделать акцент на криминаль­ной милиции, службе профилактики и патрульной службе. В городах открыть сервисные центры ОВД.

Четвертое: набор в милицию про­водить на конкурсной основе из числа лиц, прошедших воинскую службу или окончивших специальные учебные за­ведения.

Пятое: отменить «палочную систему» работы и практику взимания штрафов.

Шестое: упразднить службу ГАИ, возложив ее функции на патрульную службу.

Седьмое: переименовать милицию в полицию, принять новое законодатель­ство, провести обновление состава.

Вот тогда, на мой взгляд, прекратит­ся произвол в деятельности милиции, поскольку за каждое нарушение прав человека придется отвечать не только перед своим начальством, но и перед судом.

Михаил ПАСТУХОВ, sn-plus.com

5489

Поделиться:

Комментарии (0)



    Написать комментарий: